Вид: Agrionemys horsfieldii

Елизавета Губанова (Terranova). Москва, Россия
Питомцы: Ватрушка, Пашка, Васька, Фирдусик

 

Не каменный истукан, не игрушка, не безделушка,
Которую можно спрятать и достать, когда снова нужно.
Живое и в этом всё дело, пускай бессмысленно это,
Конкурирует смело с армией мёртвых предметов!

Как много нужно живым, их не выключишь кнопкой "Пуск",
Недостаточно перезагрузки, каждый хочет быть нужен, любим.

Живому нужно общаться, живому нужно ласкаться,
И если с живым не считаться, то может оно взбунтоваться.
Кошачье пушистое тело не наказывать же за это,
Она конкурирует смело с армией мёртвых предметов!

Как много нужно живым, их не выключишь кнопкой "Пуск",
Недостаточно перезагрузки, каждый хочет быть нужен, любим.
Не вовремя и неуместно, живое против живого,
Так много целых пол жеста, там много целых полслова.

У такой живой, неудобной, изменчивой и непослушной,
На страсть и ярость способной не выходит быть равнодушной.
И пусть во мне много пробелов, ошибок, сбоев, запретов,
Я конкурирую смело с армией мёртвых предметов!

Как много нужно живым, их не выключишь кнопкой "Пуск",
Недостаточно перезагрузки, каждый хочет быть нужен, любим.
Не вовремя и неуместно, живое против живого,
Так много целых пол жеста, там много целых полслова.
("Живое" Fleur)

 

Три напольные черепашки

Мой интерес к черепашкам появился очень рано, когда я ходила в первый класс. Однажды мама рассказала, что когда она была примерно в том же возрасте, ей подарили среднеазиатскую черепаху. Эту черепаху она поселила в саду в коробочке из-под обуви, и кормила одуванчиками. Мама рассказала, что когда брала ее за бочка, черепашка продолжала махать лапками, как будто бы она идет. Эта черепашка прожила у мамы совсем недолго — она опрокинула коробку и убежала.

Тогда меня очень удивило, что черепахи так забавно ведут себя. И мне тоже захотелось завести черепаху. Мы тогда жили в маленьком подмосковном городе, и как раз в это время рядом открылся первый зоомагазин. Мы пошли узнать, нет ли там черепах. Увидели много разных животных: рыбок, попугайчиков, хомячков, коричнево-белых голубей — черепах не было. Но мы узнали, что можно записаться в очередь на черепаху. Когда мы пришли в назначенный день, продавец выложил перед нами на прилавок трех черепах. Теперь я понимаю, что это были три взрослых самца. Мама хотела выбрать большого зеленого, но мне понравился некрупный, темного окраса.

Дело было зимой, поэтому продавец завернул черепаху в газету, чтобы сохранить тепло, и положил в мамину хозяйственную сумку.

Часто говорят о том, что владельцы черепах не ищут информацию о содержании этих животных, из-за чего допускают ошибки. Но мне пришлось столкнуться с тем, насколько неполной, противоречивой, часто даже неверной бывает эта информация. Мы очень хотели, чтобы черепахе у нас было хорошо, поэтому по возможности подготовились. Но какую информацию можно было найти в маленьком городке в 92-м году? Книги об экзотических животных появились в продаже ближе к 2000-м годам, в библиотеках говорили, что таких вообще не существует. А Интернет в том городе до самого недавнего времени считался роскошью.

У нас была книга «Мой живой уголок» примерно 50-х годов издания. Там говорилось, что черепахи не знают место кормления и только случайно находят положенный им корм. Еще говорилось, что черепах летом надо держать между оконными рамами, чтобы они получали достаточно солнца. Эти советы нам не понравились. Также мы прочитали информацию о среднеазиатских черепахах в шеститомнике «Жизнь животных». Там говорилось о том, что черепах можно держать дома на полу и кормить капустой. Еще мы купили тоненькую книжку, в которой рассказывалось о содержании необычных домашних животных — попугаев, лягушек, черепах. Этой книгой мы и пользовались много лет, так как рекомендации показались наиболее близкими к здравому смыслу. В ней говорилось, что черепахам лучше жить в террариуме, но можно и на полу.


Среднеазиатская черепаха

Рассказывалось, как сделать террариум: взять фанерный ящик, одну из стенок заменить на оргстекло, насыпать в качестве грунта песок, положить немножко сена, чтобы черепаха могла в него прятаться.

Рекомендовали кормить капустой, тертой морковью и размоченным в воде хлебом. Летом — одуванчики, подорожник, цикорий и другие дикие травы. В качестве кальциевых подкормок давать яичную скорлупу и творог. Давать по капельке масляные растворы витаминов.

Мы все это выполняли, разве что витаминов не было никаких, кроме «Ревита», мы его толкли и подкармливали им черепаху. Теперь понятно, что советы в книге были максимально близки к современным требованиям. Но в маленьком городе невозможно было обеспечить даже это.

И ведь мы честно сделали террариум — только кто бы нам сказал, что высота стенок не должна быть 5 сантиметров! Мы-то думали, что черепаха в принципе не сможет перелезть через такое препятствие! А ведь панцирь нашего нового питомца возвышался над этими стенками. Поставили ящик на подоконник, который хорошо прогревался солнцем.

Сначала Пашка не мог перелезть. И не собирался. Он либо спал, либо пытался закопаться в угол. Не ел и глаза почти не открывал. Мы за него боялись, но посоветоваться было не с кем.

Однако весной Пашка все же стал активным. И однажды просто перешагнул через низенькую стенку ящика. Упасть не успел, но стало понятно, что держать на подоконнике его нельзя. Так Пашка стал напольной черепахой.

Сначала он гулял по всей квартире, но однажды забился под холодильник так, что его еле смогли оттуда вытащить. С того дня путь на кухню для Пашки был заказан. В прихожую его тоже не пускали, чтобы не собирал уличную пыль. А потом появилась еще одна проблема: когда стали открывать балкон, Пашка, как завороженный, шел на свежий воздух. Мы боялись, что черепах упадет с балкона, поэтому перестали без присмотра выпускать его в ту комнату. Местом обитания Пашки стала маленькая комната, круглый год прогреваемая солнцем.

Слишком распространено мнение о черепахах, как о мирных, неловких и неприхотливых животных. Пашка оказался совершенно не таким.

Оказалось, что черепахи — существа довольно быстрые и агрессивные. Нас поразило, что когда он наконец начал есть, то прогонял всех от своей еды. Увидев рядом с едой человека, он бежал на него с раскрытым ртом и пытался укусить. Так продолжалось несколько месяцев. Потом черепах понял, что защищаться не надо, и даже начал есть из рук.

Потом выяснилось, что Пашка помнит, где его кормят. Его не приходилось искать. Он сам приходил на то место, где его кормили вчера, и начинал как будто пережевывать что-то. Так он показывал, что хочет есть. Если на него слишком долго не обращали внимания, он мог начать и следом бегать — накормите уже наконец!

Также мы заметили, что черепах растет — между щитками у него появилась белая полоска прироста. Тогда мы решили, что все идет нормально — не будет ведь животное расти в неподходящих условиях.

Еще Пашка грыз телевизионный кабель (мы не волновались, так как изоляцию он не мог повредить), шипел на ботинки (кажется, видел в них противников), укладывался на солнышке в самые немыслимые позы — никто не ожидал, что черепаха способна на все это!

Лето я проводила у бабушки с дедушкой в Александрове. Мы с ними сооружали в саду летний вольер для Пашки. Выбирали две грядки, у которых были стенки из положенных друг на друга жердей, так что эти стенки образовывали длинный коридор. Открытые стороны этого коридора закрывали фанерками и укрепляли кирпичом. Между грядками росла самая разная трава, ее не выпалывали, а оставляли для черепахи. Казалось бы — ничего надежней для черепашьих прогулок и не придумать. Но Пашка стал пропадать даже из такого надежного загона. Его каждый раз находили, но разгадать тайну его побегов все не получалось.

Потом увидели, что Пашка поднимается, враспор упираясь лапами между колышками, удерживающими жерди. Он мог так подниматься и по углу вольера. Теперь приходилось тратить много фанерок и кирпичей, чтобы закрыть все такие пути к побегу.

Но у Пашки оставались и другие занятия: рыть норы, иногда такие глубокие, что его с трудом можно было оттуда достать, выбирать из земли кусочки мела и еще каких-то полезных минералов, есть траву и грибы-навозники. Правда, иногда Пашка умудрялся сделать подкоп и убежать. Бывало, его приносили соседи.

Лето на природе выручало черепаха — панцирь у него становился более ярким, ровным и блестящим, жирок набирался. Почему выручало — потому что в квартире ему все-таки было не очень хорошо. Холод в дни без отопления и сквозняки во все остальное время нередко вызывали простуду. У Пашки то из носа текло, то глаз заполнялся пенящейся жидкостью. Мы промывали ему нос и глаза слабым раствором марганцовки, мазали воспаленный глаз тетрациклиновой мазью — и это помогало. А когда в квартире было холодно, включали электрообогреватель, и Пашка грелся под ним, сколько хотел.

На зиму черепах укладывался в спячку, нам казалось, что так и надо. Тем более что изредка он выходил поесть, или перебирался из-под батареи в угол похолоднее. К весне он сильно худел и начинал выходить на середину комнаты в поисках еды и солнца.

Пашка долго был один, но однажды летом мама принесла в дом вторую черепашку. Продавщица на рынке сказала, что эта черепаха — особенная, умненькая, и поэтому ее держат отдельно ото всех. Кто-то хотел ее купить, отложил для себя, но так и не пришел. Также продавщица объяснила, что эта черепашка — самка, а наш длиннохвостый Пашка — самец. Раньше мы не придавали этому значения, «черепаха» — значит «она». Стереотип очень устойчивый — люди как будто не знают, что есть черепахи-самцы. Можно много раз повторить, что у тебя живет самец черепахи, назвать совершенно «не женскую» кличку — все равно о нем будут говорить в женском роде. Но для нас теперь не существовало и этого стереотипа.

День был холодный, поэтому Пашка был дома и ел салат. А Ватрушка — так назвали новую черепашку — нам показалась такой худенькой, что мы ее сразу посадили к салату, напротив Пашки. Он услышал хруст листьев, поднял голову… Пашка и Ватрушка влюбились с первого взгляда. Они вместе ходили и спали бок о бок. Разве что Ватрушка не отвечала на ухаживания Пашки. Скорее всего, она еще не достигла зрелости.

Ватрушка была красавицей. Мы привыкли к суровому черному дракону Пашке, а тут у нас появилась кругленькая золотисто-зеленая барышня с ярко-желтой кожей, прозрачным носиком и миндалевидными глазками. Фестоны по краям карапакса (верхнего щита) панциря у нее тоже были прозрачными, а окраска в целом гораздо светлее, ярче и сочнее, чем у Пашки. Вскоре Ватрушка начала расти. Белые полосы роста появлялись между всеми щитками — а у Пашки было только две крупные полосы роста, на задней части карапакса и по центру брюха. Эти полосы у Ватрушки даже розовели и становились немного мягкими — рост был настолько интенсивным, что они не успевали затвердевать, и сквозь них просвечивали кровеносные сосуды.

Когда было холодно, Пашка и Ватрушка вместе сидели под обогревателем, а нагревшись, высоко поднимали головы, раскачивали их и со стуком касались друг друга носиками и клювами. Оказалось, черепахи умеют даже целоваться… Но почему-то целовались они именно под обогревателем — ни на природе, ни в любых других условиях они этого не делали.

Пашка и Ватрушка были все-таки довольно крупными черепахами, а хотелось еще и маленькую. Через некоторое время в зоомагазине города Коломны мы купили небольшую черепашку. Не малыша, но и не взрослую. У нее был кривой панцирь, с горбиком над шеей — теперь я понимаю, что черепаха перенесла рахит. Панцирь был твердый (впрочем, о том, что он может размягчаться от рахита, мы тогда и не знали), но покрытый светлым налетом. Сейчас трудно сказать, был ли это грибок или еще что-то.

От магазина до машины я несла черепаху под курткой, гладила по голове, и вдруг это перепуганное существо вцепилось мне в палец, да так, что прокусило кожу и повисло на пальце! Отвоевать палец у черепашки мне удалось с большим трудом. Дома мы долго пытались чем-нибудь эту черепашку накормить. Она ничего не хотела, пока ей не дали огрызок яблока. Отец сказал, что, видно, очень долго ее только этим и кормили.

Черепашку назвали Аськой, и она казалась самой слабенькой и капризной. Но через некоторое время Аська стала меняться. У нее стал отрастать хвост и появились агрессивные замашки — Аська оказалась Васькой. Как раз в это время я сделала черепахам коробку для кормления. Взяла большую картонную упаковку от сковороды, оклеила ее изнутри прочными пакетами, в качестве ножек приклеила ореховые скорлупки, в одной из стенок прорезала вход — черепахи были в полнейшем восторге, но коробка для них была высоковата, и пришлось делать им лесенку из куска пластика и исписанных ручек.

Однажды Васька и Пашка не поделили капустную кочерыжку. Пашка стал Ваську прогонять, но Васька неожиданно втянул голову, качнулся на лапах и панцирем наподдал Пашке так, что перевернул того на бок. Физиономия у Пашки была крайне удивленная — как это, такой заморыш, а на что способен! Васька пробовал драться с Пашкой еще не раз, но тот всю агрессию в свой адрес полностью игнорировал.

Беда пришла совершенно с неожиданной стороны. Кто бы мог подумать, что Ватрушка пострадает от моих длинных волос. Невозможно уследить за тем, чтобы волосы не падали на пол, а черепахи, которым вечно не хватает минералов, их не глотали. Волосы проходили насквозь через кишечник черепах, но часто застревали на выходе. И однажды мы обнаружили, что у Ватрушки из клоаки свисает красный пузырек. Тогда у нас уже была переводная книга, рассчитанная на работников зоопарка, практически бесполезная в наших обстоятельствах, но нам она помогла определить диагноз — выпадение клоаки. Что делать, мы не знали. Промывали марганцовкой, посыпали стрептоцидом — этот пузырек втягивался, но через некоторое время появлялся снова. Каждое повторение было хуже предыдущего. Местный ветеринар сказал, что не возьмется за операцию, даже если ему напишут схему — животное слишком необычное. Наконец моя тетя согласилась взять Ватрушку в Москву и показать ее ветеринару. Клинику она нашла, черепаху там вроде бы подлечили. Год все было нормально, но однажды снова повторилось. И опять было еще хуже, чем раньше. Мы попросили тетю по возможности отвезти Ватрушку к ветеринарам зоопарка. Как к ним попасть, не знал никто. Тетя пришла в зоопарк, и кто-то из сотрудников показал ей черную дверь служебного входа в террариум. Теперь я так хорошо знаю и эту дверь, и что, и кто за ней. Если бы все это было доступно мне тогда… Тетя оставила там Ватрушку, как отказника. Меня не огорчило это решение — я подумала, что Ватрушка теперь сможет попасть в лучшие условия.

Да и не только волосы черепахи подбирали — за каждой ниткой или бумажкой не уследишь, а черепахи любят пробовать все новое. Причем, чем несъедобней, тем больше вероятность, что проглотят.

Через некоторое время у меня не стало Пашки — он в очередной раз убежал, и его не смогли найти. Но перед этим в его состоянии тоже появились заметные изменения — у него стал очень сильно отрастать и деформироваться клюв. Но отросшие части были хрупкими и легко ломались. Опять же, мы не могли понять, что это такое и что нам делать.

Остался Васька. Но у нас больше не было возможности возить его в сад — бабушки и дедушки не стало, дом готовился к продаже.

Однажды поздней осенью Васька проснулся, причем ночью. Видно было, что он хочет погреться. Обогреватель мы почему-то включить не могли, поставили на пол лампу. Васька шел к нам, как будто что-то хотел сказать. Его пытались кормить, но он не ел. Как раз в это время появился в зоомагазинах корм «Тортилла». Мы думали, что корм действительно подходит черепахам, пытались дать его Ваське, но он и от «Тортиллы» отказывался. Вообще-то правильно делал, но речь сейчас не об этом. Ваське предложили воду, и он стал пить большими глотками. Так продолжалось несколько месяцев, черепах ходил за нами, «жаловался», пил много воды. Один раз поел, и мы думали, что он пойдет на поправку. Но зимой Васька умер. На его подстилке я нашла пятнышко розовой жидкости. Я до сих пор не знаю, чем он болел.

С того времени, как появился Пашка, до того, как не стало Васьки, прошло ровно десять лет. Нам казалось, черепашья история для нас закончилась. Наших черепах выручали летние прогулки на солнце и свежем воздухе, с дикой травой и «своими» овощами и фруктами, рытьем нор и вынюхиванием в земле нужных минералов. Квартирные условия оказались им вредны.

Уже потом, когда мы уехали из этого городка, когда нам стал доступен Интернет, мы смогли узнать о настоящих террариумах, о необходимых условиях и о прочих важных вещах. Казалось, слишком много всего нужно для черепахи, слишком тяжело будет ее завести после такого неудачного опыта. Но черепах Фирдусик пришел в наш дом — и черепашья история продолжилась, но уже с другим уровнем наших знаний и опыта.

Не так уж легко с этим жить, на самом деле. Знакомые просят посмотреть черепашку, которая явно нездорова после спячки под батареей. «Купать и быстро к врачу, вот адрес, я поеду с вами» — «Нет, нам врачи такое говорили…» Расспрашиваешь подробнее — действительно, слушать невозможно, но врачи были не те и не там, и вообще дело было двадцать лет назад. Но ведь поехать все равно не заставишь. Понимаешь, что в лучшем случае другие люди пройдут тот же путь, что и ты, и, обжегшись на всем, на чем только можно, поймут, что черепахи — не неприхотливы, не просты и не беспроблемны в содержании.

А для настоящей глупости и жестокости - и это не помеха, и с этим придется столкнуться тоже.

Но если черепаха попала к нам в дом — то многим из нас будет по силам организовать ей нормальные условия жизни. Даже если ошибки неизбежны — они дадут новый опыт, и все-таки помогут в обращении с этим маленьким существом. Ведь если имеешь дело с черепахой, и даешь ей все необходимое, то получаешь самый главный приз — возможность любоваться на это замечательное животное, наблюдать, как она начинает узнавать хозяина, перестает прятаться, когда гладят, просит еду, роется в грунте и разглядывает комнату через стенку террариума.

 

Среднеазиатский черепах Фирдусик

Обычно люди выбирают животных для своего дома. Но иногда животные приходят к человеку сами. Да настолько неожиданно, что ты еще долго смотришь на существо, забившееся в уголок дивана, и думаешь «Ну, и что нам с тобой теперь делать?» Именно так и появился в моей жизни среднеазиатский черепах Фирдусик. Занесла его судьба в подмосковный город Раменское, и встретились мы там с Фирдусиком в конце января.

Среднеазиатская черепаха

Среднеазиатские черепахи обитают в основном в Казахстане, Узбекистане, Пакистане, Иране, Афганистане; могут встречаться на границе России и Казахстана. Живут в основном в долинах рек, песчаных и глинистых пустынях, горах и на сельскохозяйственных угодьях. Среднеазиатские черепахи занесены в международную Красную Книгу, но, несмотря на это, их в огромных количествах ловят и контрабандой привозят в Россию браконьеры. Черепахи при этом очень часто заболевают и погибают. Выживших продают в зоомагазинах или на рынках, или носят в сумках, продают с рук. Без сомнения, история Фирдусика была точно такой же.

Фирдусик не был моей первой черепахой. В детстве я держала трех черепах, но толковой информации о них у меня не было. Поэтому черепах у меня не стало, в разное время и по разным причинам. И больше я этих животных не хотела заводить, особенно после того, как узнала обо всех правилах содержания. Думала, что снова в моей жизни черепахи появятся только после того, как я смогу обеспечить им идеальные условия.

Но все сложилось по-другому: в хозяйственном магазине, причем в том, в который я нечасто хожу, крутился мужик и предлагал всем купить черепашку. "Я их развожу — 5 штук загнал, последний остался". Разводил мужик не черепах, а покупателей, это было сразу понятно. Не мог быть он хозяином этого существа, потому что никогда бы хозяин не довел до того, чтобы от черепахи остался только панцирь, пусть даже на удивление ровный, гладкий и блестящий.

Из панциря свешивались тоненькие серенькие лапки и шейка. Я хотела посмотреть, как у черепахи с глазками — а глазки так глубоко ввалились и были так плотно закрыты слипшимися веками, что мне показалось, что глаз у животного нет совсем. Продавщица в магазине разрешила пустить черепаху на прилавок, чтобы посмотреть, как она ходит — выяснилось, что ходит-то очень даже уверенно и даже пытается открыть глаза.


Среднеазиатская черепаха

Я не смогла оставить такое несчастное существо у этого мужика. А он напоследок сказал нести черепаху в сумке (на улице было два градуса тепла!) и "если чего — пепельницу сделаете".

Пепельницу надо было сделать из мужика, но не до того было. Я завернула животное в шарф, спрятала под куртку и понесла домой. Брыкался черепах здорово, когда в буквальном смысле наступал мне на горло — в глазах темнело. Вдруг как-то затих — получил по носу — зашипел — идем дальше.

В квартиру я зашла, двумя руками держась за грудную клетку. Мама с порога:

— Что с тобой?!

— Держи крепче... Да не меня...

— Откуда она?! Земфирка, Земфирка, иди сюда, сейчас салатика дадим, никто больше мучить не будет!

Но салатик она есть не стала. Потерли ноздри и мордочку растертым в руке листиком, чтобы запах чувствовала — ноль внимания.

Вот тут и стало ясно, что дела-то идут не очень хорошо. Во-первых, она по дороге не обделала меня насквозь, как любая нормальная перепуганная черепаха. Во-вторых, она оказалась мало того, что на вид худенькая, так еще и не весила нисколько, я ее в руках держала и веса не чувствовала.


Среднеазиатская черепаха

Сначала дали ей отогреться в шарфе на диване при комнатной температуре, а сами в это время соорудили временное жилье. Прилепили скотчем к столу картонную коробку (стенки высокие — черепаха при всем желании бы не выбралась). Нагнули над коробкой настольную лампу, половину коробки затенили — положили сверху стопку старых журналов. Внутрь сооружения поместили черепаху и термометр. Попробовали промыть глаза мокрой ватной палочкой. И правый глаз открылся. Большой такой, черный, удивленный. Левый не открылся. Но все-таки не слепая черепашка-то!

А вот хвостик оказался хоть и небольшой, но загнутый набок и спрятанный в панцирь. Так что имя Земфирка никак в нашем случае не подходило. А тут закончилось очередное ралли Дакар, в зачете грузовиков победил экипаж Фирдауса Кабирова на Камазе. И стала Земфирка Фирдусиком (и почти сразу после этого — Дусиком).

Я купила на Птичьем рынке террариум для черепах с вентиляцией, зеркальной лампой 60-ваттной, УФ-лампой Репти-Гло 10.0 и пластиковым ковриком-газончиком. Дома вымыла террариум перекисью водорода, запустила в него Фирдусика. А он даже в террариуме оживать не хотел. Хотя я ему уже начала делать уколы согласно рекомендациям на сайтах cherepahi.ru и vet.ru. Глаза и ноздри промывала ромашкой, «Софрадексом» и раствором морской соли.

Каждый день я Фирдусика купала в теплой воде. И купание дало свои результаты: как-то раз подняла черепаха и увидела, что в хвосте как будто комок черной земли (именно земли). Попыталась смыть под краном — не получилось, и Дусику процедура явно не нравилась. Но во время очередного купания он замахал хвостом и выдал этот комок и еще немного чего-то вроде черного песка.

Что очень беспокоило — то, что Фирдусик не ел. Голодать черепахи могут очень долго, и кормить их через силу не рекомендуется. Но мой черепах был очень худеньким, и хотелось, чтобы он наконец-то начал есть и поправляться. Как-то, после очередного купания, я набрала в шприц немного раствора глюкозы и вылила немножко Дусику в ротишко. Он проглотил глюкозу, я так же дала ему чуть-чуть морковного пюре Гербер. На следующий день я предложила ему лист традесканции... И вдруг он схватил лист, скомкал весь его во рту и проглотил! А еще через день съел ветку традесканции с себя длиной. И начал искать в сене и есть клеверные головки.

После того, как черепах начал есть, он за неделю прибавил в весе раза в три, и стал ярким, словно картинка в раскраске, страницу которой надо смочить водой, чтобы она из серой стала разноцветной! Оказалось, что у него зеленовато-коричневый карапакс с черными пятнами, пластрон и чешуя тоже черные, а кожа не блекло-серая, а желтая с серыми «конопушками». Да еще вскоре он начал расти, и между щитками появились белые «полосы роста». Со временем и хвост вырос, так что с мужским именем я не ошиблась.

Фирдусик начал есть, но лужицы все никак не делал. Я боялась, что у него проблемы с почками. Я ставила в террариум блюдце с водой — вдруг черепах захочет пить. Но он сделал все по-своему. В один прекрасный (именно так) день он залез в блюдце. Замахал хвостом и напустил здоровую лужу ржавого цвета с осадком, похожим на тополиный пух, только желтого цвета. Я сменила воду. Дусик залез обратно в блюдце, заснул и просидел там часа 4.


Среднеазиатская черепаха

Потом он так делал довольно часто. Вода в блюдце набиралась теплая, а в террариуме ей не давала остыть лампа. Однажды вода высохла, Дусик подошел к блюдцу и стал тыкать в него носом. Налили воду — сразу залез.

Водные процедуры он принимал так: клал голову на край блюдца, передние лапы — тоже или свешивал их вниз. Задние лапы и выпущенный на всю длину хвост — полностью в воде. Черепах сидел так по нескольку часов в день, мог так даже уснуть. И постепенно у него все наладилось, а интерес к воде пропал. Но что самое интересное — пил черепах только один раз, сделал два глотка из блюдца, и то скорее от любопытства.

Блюдечко так и осталось в террариуме, только теперь это кормушка, а не купалка. Но черепах до сих пор в нем любит посидеть и погреться. А купаться и вытираться Фирдусик теперь совершенно не любит. При купании он пытается вылезти из тазика, а потом, когда вытирают, кусает полотенце.

С кормушкой все решилось быстро, а укрытие-домик и грунт для Фирдусика подбирали долго. В качестве домика сначала использовали серую коробку из плотного картона, и черепаху она очень нравилась. Но он быстро ее запачкал так, что отчистить оказалось невозможно. Коробку выбросили, Дусик очень разозлился, когда ее не увидел, и долго смотрел на то место, где она стояла. Поставили цветную коробку из-под заварочного чайника, но она черепаху совсем не понравилась, и он в нее так и не пошел. Только пытался откусить нарисованные на ней зеленые листочки.

Наконец один человек с маминой работы распилил пополам керамический цветочный горшок, так, чтобы сохранилась большая часть донышка с дырочкой, «потому что в доме всегда окно есть». Черепах таскал этот домик по всему террариуму, пока не установил так, как ему показалось нужным. И окно ему понравилось — смотрит в него иногда. Оказалось, на домик еще и лазить интересно — залезть наверх, развернуться и скатиться, как с горки, или свалиться с него прямо перед входом. Недавно к числу тренажеров добавился пробковый круг — подставка для чашек из Икеи. Фирдусик греется на нем, прячется под него, а может повернуть его почти вертикально и пытаться на него влезть, как на альпинистскую стенку.

С грунтом проблемы были уже серьезные. Гранулированные опилки Фирдусик начал есть в огромных количествах, и выяснилось это не сразу. Съедобное гранулированное сено не подошло — оно моментально плесневело. Идеальным оказалось сочетание простых опилок, обыкновенного сена и крупных камней. Сено можно пожевать, по камням полазить, а опилки хорошо впитывают результаты жизнедеятельности и запах. Менять грунт приходится примерно раз в месяц, а бывает, что и раз в два месяца.

Ну, а что же Фирдусик ест? В основном кабачки и салат. Причем кабачки ему нравятся не свежие, а размороженные, из запасов в холодильнике. Одуванчики и другие полезные для черепах сорняки он не очень любит, хотя на прогулке может пожевать и спорыш, и яснотку. Почти всегда ест традесканцию, морковь, болгарский перец, яблоки, черную смородину, хурму, помидоры. Вообще Фирдусик очень любит сладкие фрукты, хотя черепахам не следует много их есть. Также получает иногда брокколи и цветную капусту, которую ему тоже много нельзя. Но самая любимая еда у черепаха — зеленая фасоль. Первое время он без нее вообще не мог. Он без нее не наедался, и когда ее видел в кормушке, бежал через весь террариум, с вытянутой шеей, открытым ртом и мелко дрожащей нижней челюстью, и язык крючком — прямо орел с герба. А ведь фасоли черепахам надо совсем немного. Она очень полезна, но не в больших количествах. Даже страшно было, когда он просил ее каждый день, но, видимо, тогда ему надо было бороться с истощением. Сейчас он, конечно, успокоился, отъелся, и стал более капризным и разборчивым в еде, но фасоль у него, по-прежнему, один из любимых деликатесов.

Витаминные подкормки он, как и многие черепахи, не любит. Мультивитамины от Wardley он еще может съесть — у них приятный фруктовый запах. Но и то лучше давать недельную порцию не разом, а разбить на несколько приемов и посыпать мультивитаминами только кабачки. А вот кальций от Рептолайфа не вызывает вообще никаких симпатий — Фирдусика отталкивает неприятный запах, похожий на запах кошачьего корма. Гораздо лучше идет «кость каракатицы». Под настроение черепах может сгрызть почти четверть кости за один раз.

Черепах, конечно, быстро понял, что еду приносят люди, но не стал воспринимать их только как «подавалку» еды. Раньше он прятался, злился, если его брали на руки, хотя он никогда не был трусливым, скорее, любопытным. Так что быстро сообразил, что если высоко поднять переднюю лапу и поцарапать ей по стеклу, то стекло уберут, несчастное животное возьмут на руки и пустят гулять по дивану. А если подносят руку к голове, то ее совсем необязательно прятать — ведь тогда и голову погладят, и шейку почешут. А если даже на руки не берут, так можно через стекло смотреть, что там люди в комнате делают. Так что Фирдусик привык к людям, и теперь в дикую природу ему обратного пути нет.

Все-таки черепахи не глупые существа и не скучные. Их просто не следует сравнивать с людьми или привычными домашними животными. Черепахи — как инопланетяне. Не нужно пытаться их переделать, они всегда останутся самими собой. Надо просто наблюдать за ними и научиться понимать их.