Последний император китайской династии Сун похоронен в Приморье


Андрей КАЛАЧИНСКИЙ

 

Тайны каменных черепах.

Стояла осень 1868 года. По дороге, что соединяла военный пост Камень - Рыболов, почтовые лошади тащили телегу с экспедиционным снаряжением, а за ней устало брели офицер и его спутники.

Завидев село Никольское (из которого потом вырос город Уссурийск ), лошадки веселее стали перебирать копытами. Приободрились и люди. Девяносто три версты утомительного пути остались позади. Было видно, что село постепенно оправлялось от погрома, устроенного бандой хунхузов.

Это нападение вынудило штабс – капитана генерального штаба Николая Пржевальского прервать обследование южного берега озера Ханка и принять участие с пограничниками в разгроме банды, а затем конвоировать хунхузов во Владивосток.

Август был потрачен на завершение работ на Ханке, и для обследования окрестностей Никольского. Еще в Иркутске офицеры, побывавшие в этих местах, рассказывали ему о старинных укреплениях в долинах и на сопках. И во время прохождения курса в академии он познакомился с книгами архимандрита Бичурина и ориенталиста Васильева. Да и на карте, полученной им в штабе генерал - губернатора, составленной офицерами Генерального штаба в 1866 году во многих местах были нанесены места старинных укреплений.

Потом в книге Пржевальский напишет:
"Вблизи деревни находятся замечательные остатки двух старинных земляных укреплений, которые, впрочем, попадаются изредка и в других местах нашего Южноуссурийского края. Первое из этих укреплений лежит в верстах трех от деревни и представляет правильный четырехугольник, бока которого расположены по сторонам света. Каждый из этих боков имеет около версты длины и состоит из земляного вала, сажени две с половиной высоты, со рвом впереди.

Кроме того, … в полуверсте от нашего селения, на небольшом бугорке лежит высеченное из красноватого гранита грубое изображение черепахи, имеющее семь футов в длину, шесть в ширину и три в толщину. Рядом с нею валяется каменная плита, которая, как видно по углублению в спине черепахи, была вставлена сверху. В самой деревне стоят найденные в лесу два каменных грубых изображения каких - то животных, величиной с большую собаку.

Кому принадлежали все эти обделанные камни и укрепления?... Позднейшие археологические изыскания, вероятно, прольют больший
свет на этот предмет и разъяснят нам историю этой страны, которая долго была местом кровавых столкновений...Но давно, очень давно совершалось все это, так что между нынешним скудным населением не осталось даже никаких преданий о тех временах."

Через тринадцать лет, другой путешественник Поляков, застал бывшие крепости и могилы совсем разоренными:
" Я совершил поездку вверх по Суйфуну до селения Никольского, расположенного около старинных укреплений, состоявших из высоких земляных валов…. К сожалению, оставшиеся памятники в виде человеческих статуй, разного рода орнаментов, каменных глыб с надписями, теперь недоступны для наблюдателя. Большая часть из них ушла на фундаменты воздвигнутого здесь ныне русского поселения, это казармы для стоящих здесь батальонов…Я видел только двух, сделанных из камня черепах огромного размера. Они остались только потому, что их невозможно было стащить с места" …

Золото – не ржавеет.

Укрепления, каменные черепаха и "собаки", (на самом деле, это скульптуры львов) относятся к временам империи Цзинь – Золотой империи чжурчжэней.

Объдинение чжурчженьских племен, которые занимали земли от реки
Сунгари до Японского моря, начали князья одного из самых влиятельных племен - Ваньянь.

В 1112 году, чжурчженский князь Агуда отказался выполнить древний ритуальный танец по случаю праздника "первой рыбы" перед императором киданей, и это сошло ему с рук.

Вскоре чжурчжени разбили киданей. Тех самых киданей, по названию которых русские называли страну Китаем, а ее жителей – китайцами.
Чжурчжэни очистили от киданей всю Маньчжурию и захватили
все пять столиц их Железной империи.

Агуда в 1115 году принял императорский титул, а свою империю назвал Цзинь. При этом он сказал: "Хоть железо Бинь - чжоу и прекрасно, но оно ржавеет и может быть изъедено ржавчиной! Только золото не ржавеет и не может разрушиться. Поэтому я даю ей имя "цзинь", что значит золото".

Вот это не легенды, а исторический материал, зафиксированный в летописи "Цзинь - ши" (История Золотой империи).

И армия Цзинь двинулась на юг. После нескольких крупных поражений Китай сдался на милость победителей. В 1127 г. император Хэй - дзун и его сын Цзин - дзун были пленены и доставлены в ставку властителя Золотой
империи Укимая.

Китайский император признал главенство чжурчженьского правителя и впредь именовал себя его племянником. Пленникам были пожалованы титулы князей ваньянских и местом жительства определен Уссурийский край.

Теперь государство Цзинь простиралось от реки Керулен до Тихого океана, и от Амура до Хуанхэ. Новые завоеватели как и старые, кидани, во многом скопировали административное устройство Китая. Появились пять столиц и система иерархии. Появились заговорщики и начались казни. Вскоре чжурчжени в своем государстве стали национальным меньшинством.

В 1210 году к границам империи Цзинь подошли войска Чингиса. У него с чжурчженями были давние счеты. На протяжении нескольких десятилетий цзиньцы проводили в отношении монголов политику геноцида. Раз в три года их карательные отряды проходили по становищам монголов, истребляли взрослых, а детей уводили в империю и превращали
в рабов. В 1211 году монголы вошли в пределы империи Цзинь. Были захвачены западные и южные провинции, затем северные. Бывшие покоренные народы - кидани и ханьцы выступили в поддержку армии Чингиса. И, несмотря на превосходство цзиньцев в вооружении (у них были бомбометы, кидающие чугунные бомбы с самовоспламеняющимся составом, который сжигал все в радиусе 18 метров и ракеты с большей дальностью полета) Золотая империя погибла.

По приказу хана Чингиса подлежали физическому уничтожению все представители рода Ваньянь независимо от пола и возраста. В 1234 г. покончил с собой последний император чжурчжэней, и в 1235 г. последним прекратил сопротивление войскам хана Хубилая город Гунчан. История государства Цзинь была завершена.

Но уцелевшие князья и воины чжурчженей спрятались в своих родных местах. В 1253 г. отряд экспедиционного корпуса хана Джалайртая смерчем пронесся по Уссурийскому краю.

Монголы разрушили погребальные комплексы ваньянских князей. Они сбросили навершия и стелы, укрепленные на спинах черепах. Посбивали на них надписи, которые рассказывали о погребенных. Монголы ушли, и на несколько столетий "хозяйками" бывшего города чжурчженей остались две каменные черепахи.

Жернова истории.

В 1866 г. на берегу неширокой речки, впадающей в Суйфун, появилось русское село Никольское. Хозяйственные русичи быстро нашли применение остаткам чужой культуры. Из больших кусков гранита с погребальных комплексов получились отличные жернова, навершие одной из стел превратилось в удобный порог погреба, другая стела стала частью фундамента церкви. Эту гранитную плиту пожертвовал местный купец.

Первым забил тревогу интеллигентный поручик Иннокентий Лопатин. В 1869 году он обратился с письмом в Императорское русское географическое общество, что памятники истории – уничтожаются. Общество быстро отреагировало и направило обращение генерал-губернатору Восточной Сибири Корсакову:
"В южной части Уссурийского края много остатков древностей. Самая большая часть из этих развалин лежит на изгибе реки Суйфун. …Это единственное место, в котором найдены обломки черепиц, статуи, черепаха со щитом и тому подобное. Все это гибнет от невежества, а могло разъяснить столкновение между несколькими народами. Прошу содействовать к спасению этих драгоценных памятников, единственных на нашей территории".

Кроме того, географическое общество направило в Приморье одного из лучших синологов России настоятеля Православной миссии в Пекине архимандрита Палладия. Чуть больше года он пробыл в Приморье, и обследовал остатки древних поселений и крепостей в Никольском, Владивостоке, Посьете, Славянке, на Сучане, в бухтах Св. Владимира и Св. Ольги. К сожалению, архимандрит скоропостижно скончался и не успел отредактировать и опубликовать свои записки. Они даже считались потерянными, пока кто-то не обнаружил, что выдержки из записок архимандрита успела опубликовать газета "Дальний Восток".

Разумеется, огромные каменные черепахи, привлекали всеобщее любопытство. Одну из них по инициативе Приамурского генерал - губернатора Гродекова по Уссури на пароходе перевезли в Хабаровск и поставили перед зданием музея Русского географического общества, где она стоит и поныне. Член Общества изучения Амурского края Михайловский перевел поврежденную надпись и установил, что погребальный комплекс (черепаха, остатки храма жертвоприношений и каменные скульптуры) связаны с могилой одного из князей ваньяньских.

При раскопках кургана под черепахой обнаружили и каменную гробницу с кремированными останками.

Через сто лет, в 60-ые годы 20 века ( до событий на Даманском) черепахами занялся ленинградский ученый Виталий Ларичев. Он доказал, что под одной из них, той, что очутилась в Хабаровске, был похоронен главный полководец Цзиньской империи, высокомудрый князь Эсыкуй.

Так была раскрыта тайна первой (хабаровской) черепахи.

Вторая черепаха осталась в Никольском (он же Шуанченцзы, он же Уссурийск). Летом 1893 года комиссия археологов–энтузиастов отправилась туда на раскопки. Газета "Владивосток" тогда поместила корреспонденцию о том, что увидели археологи:

Вокруг археологических памятников был разбит Общественный сад. Но, " это скорее не сад, а выгон для скота начальника округа. Там спокойно паслись жеребята, коровы и телушки г. начальника округа. Благо, он расположен перед его окнами, огорожен и скот можно пускать без пастуха"…

Справедливости ради надо сказать, что этот же г.начальник округа регулярно посещал начавшиеся раскопки и всемерно помогал археологам. Копатели нашли каменную гробницу. Гробницу и льва перевезли во Владивосток. Оставшуюся черепаху – тоже собирались доставить во Владивосток, но не смогли. Она так и осталась в Уссурийске.

Свою книгу о "хабаровской" черепахе Ларичев завершает размышлениями о ней:
"Сам себе не отдавая отчета, я невольно погружался в новый омут мучительных вопросов: почему на стеле и навершии второй черепахи Уссурийска, впервые описанной Лопатиным, так и не вырезали ни одного знака? Почему в холме, на котором стояла черепаха, не успели похоронить того, чьи заслуги она должна была увековечить и прославить? Ведь в могильном холме не оказалось гробницы. И, наконец, главное - кто заботливый "хозяин" черепахи, который еще до смерти заготовил себе памятник, и какие рассказы о трагических событиях хранит молчаливое чудовище? ...Удастся ли разгадать новую тайну?"

Давайте попробуем. Вот какую версию предлагает приморский историк Юрий Филатов:
- Черепахи устанавливались только на могилах князей ваньяньских. Но князь, которому принадлежала вторая черепаха, подвигами во славу Цзинь не отмечен. Более того, его гробница оказалась не под черепахой, а рядом. И вопреки обычаям чжурчженей, останки князя не были кремированы. Что же это за ваньянский князь, которого похоронили по "китайскому обычаю? В дорожных заметках Кафарова есть догадка: "Уж не сунские ли государи здесь сидели?"

Стоит вспомнить, что последний император династии Сун признал себя племянником цзиньского императора и носил титул князя ваньяньского.

А вот какой рассказ очевидца сохранился. Крестьянин села Никольское Василий Пухарев сообщал: "Это было в 1872 году. Китайцы приехали из Нингуты и привезли с собой план и какие - то рукописи. Они читали их и делали измерения около каменной черепахи.

Когда место было найдено, китайцы наняли рабочих и заставили их рыть землю. Скоро был отрыт каменный склеп и в нем гроб. В гробу оказался воин в доспехах и в вооружении. Китайцы заровняли место раскопок и на другой день увезли находку с собой".

Вывод напрашивается сам. Князем ваньяньским, не имевшим заслуг перед империей, мог быть только последний император Китая Цзин - цзун. Потому - то он не был кремирован, и похоронен рядом с черепахой, а не под ней. Тело погребенного не нашли, потому что поздно спохватились. Наши делали раскопки в в 80 - х и 90 - х годах ХIХ века. А, если рассказ Пухарева верен, не нашли "хозяина" черепахи потому, что еще в 1872 году останки погребенного увезли в Китай.

№402, 27.10.2004