Жил когда-то в Буэнос-Айресе один человек. Жил он счастливо, потому что был здоровый и работящий. Но вот как-то раз он заболел, и врачи сказали ему, что только на свежем воздухе может вылечиться. Он, однако, не хотел уезжать из города, потому что без него младшие братья умерли бы с голоду. Но с каждым днем становилось ему все хуже и хуже, и вот однажды его друг, директор зоологического сада, сказал ему:

- Вы - мой друг, и я знаю, что вы человек честный и работящий. Поэтому я хочу, чтобы вы уехали жить подальше от города, в лес. Там вы будете гулять на свежем воздухе и скоро вылечитесь. А так как вы метко стреляете, поохотьтесь пока что на диких зверей и привезите мне их шкуры, я же заплачу вам вперед, чтобы ваши маленькие братья не умерли без вас с голоду.

Больной согласился и уехал жить в лес, далеко-далеко от своего города, даже еще дальше, чем Мисьонес.

Там было очень тепло, и он стал понемногу поправляться.

Жил он в лесу совсем один и сам готовил себе пищу. Он охотился на птиц и зверей и поэтому у него всегда к обеду было мясо. А еще он ел фрукты, которые срывал с деревьев. Спал он под каким-нибудь деревом, а в ненастные дни за пять минут сплетал себе шалаш из пальмовых листьев и спокойно сидел там, покуривая трубку, покуда ливень хлестал и лес содрогался вокруг от рева ветра.

Из шкур убитых зверей он сделал сверток и всегда носил его на плече. Он наловил много ядовитых змей и посадил их в выдолбленную тыкву, которую тоже носил с собой, - в тех землях тыквы большие, как бидоны для керосина.

И так к нашему охотнику вернулось здоровье, и снова был он румян и крепок. И вот в один прекрасный день, когда он был сильно голоден, потому что вот уже два дня, как он не мог ничего подстрелить, он увидел на берегу озера огромного тигра, который схватил черепаху и старался перевернуть ее, чтоб просунуть лапу под панцирь и выдрать мясо. Увидев человека, тигр издал грозный рев и приготовился к прыжку, но меткий стрелок всадил ему пулю между глаз и раздробил череп. Потом он содрал с тигра шкуру, которая оказалась такой большой, что одна могла служить ковром для целой комнаты.

- А теперь, - сказал охотник, - поем-ка я черепашьего мяса, говорят, оно очень вкусное.

Но когда он подошел к черепахе, то увидел, что она тяжело ранена - голова ее была почти оторвана и еле держалась.

Несмотря на голод, охотнику стало жаль бедную черепаху. Он дотащил ее до своего шалаша и, изодрав на бинты единственную рубаху, перевязал черепахе голову. Ему пришлось тащить черепаху волоком, потому что она была огромная, выше стула, а весила не меньше взрослого человека.

Черепаха так и осталась в углу шалаша и долгие дни лежала там не шевелясь. Охотник каждый день подлечивал ее, как умел, а потом легонько похлопывал рукой по спине.

Наконец черепаха выздоровела. Но тогда заболел сам охотник. У него был жар и боли во всем теле.

Потом он слег совсем. Жар все увеличивался, его мучила жажда, в горле пересохло. Охотник понял, что тяжело болен, и в жару заговорил вслух, хоть и был совсем один и никто не мог его слышать.

- Я умру, - говорил охотник, - я здесь один, я не в силах встать, и некому даже подать мне стакан воды. Я умру здесь от голода и жажды.

А вскоре жар еще усилился, и он потерял сознание.

Но черепаха слышала все и поняла, что хотел сказать охотник. И она подумала:

"Этот человек не съел меня тогда, хотя и был очень голоден. Он меня вылечил.

Теперь я буду лечить его".

И она отправилась к озеру, отыскала панцирь маленькой черепахи и, как следует почистив его песком, наполнила водой и дала пить человеку, который без сил лежал на тигровой шкуре и умирал от жажды. Потом пошла искать вкусные коренья и нежные травы и принесла их охотнику, чтобы он поел. Охотник ел, не замечая, кто его кормит, потому что все время бредил и никого не узнавал.

Каждое утро черепаха бродила по лесу и находила все более вкусные коренья, чтоб принести их охотнику, и жалела, что не умеет лазать по деревьям, а то бы она ему и фруктов раздобыла.

Так кормила она охотника много дней подряд, а он и не знал, кто приносит ему пищу. В один прекрасный день он пришел в себя и, посмотрев во все стороны, увидел, что он один, потому что в шалаше находились только он и черепаха, которая была всего лишь животное.

И он снова заговорил:

- Я совсем один в этом лесу, лихорадка вернется снова, и я умру здесь, ведь только в Буэнос-Айресе есть лекарства, которые могут меня вылечить. Но туда мне никогда не дойти, и я умру здесь...

Как он предполагал, так и вышло: в тот же вечер лихорадка вернулась с новой силой и он опять потерял сознание.

Но и на этот раз черепаха услышала его слова и сказала себе:

- Если он останется в лесу, то обязательно умрет, потому что лекарств здесь нет. Я должна отнести его в Буэнос-Айрес.

Сказав это, она нарезала тонких и крепких лиан, похожих на веревки, осторожно уложила себе на спину охотника и как следует привязала его, чтобы он не упал. Ей долго не удавалось примостить ружье, шкуры и тыкву со змеями, но в конце концов удалось сделать это, не обеспокоив больного, и тогда она отправилась в путь.

Так, с поклажей на спине, черепаха все шла, шла и шла, шла днем, и шла ночью. Она шла через леса и поля, переплывала реки шириной в целую милю, плелась по непроходимым болотам, где несколько раз чуть не завязла, а на спине у нее лежал умирающий человек. Через каждые семь-восемь часов она останавливалась где-нибудь на сухом месте, развязывала веревки и осторожно укладывала больного на зеленую травку.

Тогда она шла за водой, находила сладкие коренья и давала охотнику. Потом она ела сама, хотя чувствовала себя такой усталой, что предпочла бы выспаться.

Иногда ей приходилось идти под палящим солнцем; стояло душное лето, лихорадка очень мучила охотника, он умирал от жажды и громко бредил. Он кричал: "Пить! Пить!" И черепаха должна была все время поить его.

Так шла она день за днем, неделю за неделей. Все ближе были они к Буэнос-Айресу, но с каждым днем черепаха становилась все слабее и слабее, все больше выбивалась из сил, хотя и не жаловалась на свою судьбу. Иногда она замирала и долго лежала без движения, а охотник приходил в себя и говорил:

- Я умру, мне становится все хуже и хуже, и только в Буэнос-Айресе могли бы меня вылечить. Но я умру здесь один, в этом лесу.

Он думал, что все еще находится в своем шалаше, потому что был в забытьи. Тогда черепаха поднималась и снова пускалась в путь.

Но вот как-то раз, когда уже вечерело, бедная черепаха уже не смогла идти дальше. Силы изменили ей. Ведь она уже целую неделю не ела, чтобы скорее добраться до Буэнос-Айреса.

Когда стало совсем темно, она увидела на горизонте какой-то далекий свет, какое-то сияние, которое освещало все небо, но не знала, что это такое. Она чувствовала, что все больше слабеет, и закрыла глаза, чтобы умереть рядом с охотником, с грустью думая о том, что не смогла спасти человека, который был так добр к ней.

И тем не менее черепаха уже пришла в Буэнос-Айрес, хотя и не знала об этом.

Свет, который она видела на небе, был отблеском огней города, и она умирала, находясь у цели своего героического путешествия.

Но какой-то мышонок - возможно, это был мышонок Перес, известный герой многих сказок, - случайно увидел умирающих путников.

- Вот так черепаха! - сказал мышонок. - Никогда я не видел такой большой черепахи. А что это у тебя на спине? Дрова?

- Нет, - с грустью ответила черепаха. - Это человек.

- А куда же ты с ним идешь? - спросил любопытный мышонок.

- Я иду... Я иду... Я шла в Буэнос-Айрес, - ответила бедная черепаха так тихо, что ее едва можно было расслышать. - Но, видно, придется умереть здесь, потому что я никогда не дойду...

- Ах ты, глупая, глупая, - сказал, смеясь, мышонок. - Никогда я не видел такой глупой черепахи! Да ведь ты уже пришла в Буэнос-Айрес! Огни, которые ты видишь там впереди, и есть Буэнос-Айрес.

Услышав это, черепаха почувствовала в себе такую силу, какой никогда не чувствовала, ибо снова ожила в ней надежда спасти охотника. И она пустилась в путь.

А на рассвете, когда все еще спали, директор зоологического сада увидел полуживую, забрызганную грязью черепаху, на спине которой, крепко-накрепко привязанный лианами, лежал умирающий человек. Директор узнал своего друга и мигом раздобыл лекарства, приняв которые, охотник сразу же вылечится.

Когда охотник узнал о том, как черепаха спасла его, как прошла она триста миль, чтобы доставить его туда, где смогут его вылечить, он больше не захотел расставаться с нею. И так как он не мог держать ее у себя дома, потому что там было очень мало места, друг его предложил взять ее к себе в зоологический сад и обещал обращаться с ней, как с родной дочерью.

Так и случилось. Черепаха, счастливая ласковым вниманием окружающих, разгуливает по всему саду. Это и есть та самая, знакомая вам черепаха, что каждый день щиплет травку возле клеток с обезьянами.

По вечерам охотник ходит к ней в гости, и она издали узнает шаги своего друга. Они проводят вдвоем несколько часов, и черепаха никогда не отпускает его, прежде чем он не похлопает ее ласково по спине в знак прощания.