Жили-были муж да жена. Жена трудилась как пчёлка с утра до ночи. Не таков был муж, он и пальцем не хотел шевельнуть, всё его жена обслуживала. Она и по дому хлопочет и на пропитание им обоим зарабатывает. Сколько уж она просила-умоляла мужа усовеститься и тоже взяться за дело – без толку. Промаявшись в этой кабале несколько лет, она отчаялась и решила уйти от лентяя, сказала ему об этом, но муж не поверил: ведь за все эти годы она ни разу не уходила. Женщина собрала свои вещи в узелок, попрощалась и ушла. День её нет, два нет… Неужели и вправду больше не вернётся? А что же теперь кушать? А как вообще жить? Ещё с неделю лентяй как-то перебивался остатками еды из чулана, но потом стало ясно, что надо что-то предпринимать. Нужда учит. И такого казалось бы безнадёжного человека голод заставил действовать. Долго ли коротко ли, но научился он плести корзины. Брал несколько больших корзин и ходил их продавал по деревням.

Что ж,а бывшая его жена ушла далеко, перешла через горы и ущелья и поселилась на краю маленькой деревушки. Как облегчённо она вздохнула, теперь ей надо было кормить только одну себя. Так она и жила тихо и спокойно.

А муж её, сделавшися по необходимости бродячим торговцем,уже снабдил корзинами все окрестные сёла и теперь ему надо было ходить всё дальше и дальше,чтобы продавать свой товар. И вот, однажды забрёл он за горы за ущелья. Товар почти весь продал, осталась огромная как корыто крзина. Чтобы было удобнее нести, он надел эту корзину себе на голову и на спину и так и шёл. Увидел маленький домишко на краю какой-то деревни и постучал в дверь. Вышла женщина и он, не снимая корзины с головы предложил ей купить его товар. Женщина сказала,что такую большую ей не надо, но предложила зайти отдохнуть и подкрепиться. Человек услышал её голос - голос его бывшей жены и, боже, какие воспоминания нахлынули на него. Как ему стало совестно за своё прошлое! От нестерпимого стыда он и слова больше вымолвить не мог, натянул корзину поглубже и опрометью побежал прочь… бежал-бежал и превратился в черепаху, а корзина стала панцирем. Панцирь защищал его от опасностей, однако как ни втягивай голову, а от своей совести не спрячешься.