Есть в Тихом-претихом океане такие Галапагосские острова. Этих островов довольно много. Можно даже сказать, навалом. Поэтому места хватает на всех. На некоторых островах живут только игуаны, на некоторых только комары, а на некоторых все подряд, включая людей. Поскольку Галапагосские острова омывают волны Тихого-претихого океана, то и живут островитяне тихо, мирно. Если кто-нибудь кого-нибудь случайно укусит или прихлопнет, это уже целое событие.

На острове, где живут в основном черепахи, который так и называется Остров Черепах, существует страна черепах, которая так запросто и называется Страна Черепах. Это самая тихая часть Галапагосских островов. Никто не жужжит, не лает, не болтает лишнего, и царит такой порядок, как на переменах в любой московской школе.

Правит страной президент Тортилл, которого избирают на президентских выборах раз в 50 лет. Есть у черепах и парламент, где сидят и заседают самые честные и умные черепахи-депутаты - Тортильон, Тортышкин и Трахтенберг. Они очень редко расползаются в свои избирательные округа, потому что некогда, надо принимать законы. Предложит какой-нибудь депутат, ну скажем, Тортильон, закон. Ну скажем, об обязательном семидесятилетнем образовании. Или об ограничении скорости ползания до ста метров в год. Остальные оба депутата внимательно слушают трехмесячный доклад, потом обсуждают закон пару лет и посылают курьера Торричелли оттащить закон на утверждение президенту. А там пройдет зима, потом лето, потом зима, потом лето, оглянуться не успеешь, как закон принят.

Все было хорошо и тихо в Стране Черепах до тех пор, пока среди них не появился черепашонок Тарантино. Был он от рождения таким шустрым, словно ему закон не писан. Ходили даже слухи, что его папой был не уважаемый Тартарен, а какой-то заезжий варан. Хотя даже старожилы не помнили, чтобы в Стране Черепах кто-нибудь видел заезжего варана. С виду Тарантино был совершенно обычным. Только глаза горели нетерпеливым огнем, и под панцирем, казалось, моторчик установлен.

Когда Тарантино был маленьким, мать не могла за ним уследить. Только что был здесь, а через час уже совершенно с другой стороны. Быстроногий черепашонок даже в школу пошел на два года раньше положенного срока, едва ему стукнуло четырнадцать.

А в школе и двух месяцев не минет, как учитель даст задание, и Тарантино уже тянет лапу, готов отвечать. Складывал он быстрее других, а вычитал тем более. Хотя и часто ошибался. В науке ловли жучков и червячков Тарантино тоже намного опережал остальных. Пока остальные ученики думают, как им приступить к заданию - поймать трех жучков, четырех червячков, сложить их и съесть, а Тарантино уже наловил двух жучков, двух червячков и трех козявок. Предъявил сумму учителю. И пока учитель тщательно думает, соображает, где тут подвох, Тарантино уже убежал на хутор бабочек ловить.

Учителя, родители, местные депутаты и прочие уважаемые черепахи считали Тарантино талантливым, но поверхностным представителем их славного народа. Прочили ему славное, но короткое будущее. Прок видели в нем большой, но не очень.

Прошел Тарантино семидесятилетний курс обучения всего за сорок четыре года и совсем молодым, неопытным, но много чего о себе думавшим вступил во взрослую жизнь. Жениться было ему еще рано. Да и кто за него, такого сопливого мальчишку, пойдет? В армию Тарантино никто забрать не мог. Потому что на Острове Черепах царил мир, и армия была пресмыкающимся ни к чему. Правда, у президента Тортилла уже лет четыреста лежал на утверждении закон об учреждении панцирной пехотной части. Но ракушка (а писали черепахи на обломках ракушек) с проектом закона куда-то закатилась, и президент никак не мог ее найти. Так что черепахи обходились всего двумя полицейскими - шерифом Торпедой и его помощником Торопыгой. На службу в полицию Тарантино тоже не взяли, хотя он обещал в два счета догнать любого преступника и даже перегнать.

Во всей остальной общественно полезной деятельности бедняге Тарантино тоже отказали. Так он и слонялся, точнее говоря, метался от мастерской по наведению блеска на панцири до исторического музея, от выставки достижений черепашьего хозяйства до строительства дамбы, которую строили с незапамятных времен. А больше всего нахальному черепашонку хотелось получить должность президентского курьера. Но эту должность уже тысячу лет занимал уважаемый Торричелли. Хотя солидный возраст курьера и сказывался на скорости передвижения законопроектов и утвержденных законов, никому и в голову не приходило отправить Торричелли на заслуженный отдых.

И вот однажды резвится от нечего делать Тарантино на берегу моря и вдруг видит, как мимо ползет курьер Торричелли. Солидно так ползет. Точнее говоря, Тарантино каждый день резвился на этом берегу и заметил курьера еще неделю назад. Но только тут решился к нему обратиться.

- Ваша пресветломедлительность глубокопресмыкающийся господин Торричелли, - как положено, обратился к президентскому курьеру черепашонок, - куда и зачем изволите ползти?

Запыхавшийся Торричелли презрительно взглянул в сторону молодого нахала, но все же остановился и сказал:

- Я ползу к Его высокочерепашеству крепкопанцырству и глубокодемократичеству президенту Страны Черепах Тортиллу из нашего Великого черепашьего парламента и несу на утверждение закон об ограничении скорости черепашьего движения до ста метров в год. Не отвлекай меня, глупый черепашонок. Я очень спешу.

И тут в быстро соображающий, хотя и довольно хулиганский ум Тарантино пришла хулиганская мысль. Он выпучил глаза, как будто от испуга, и закричал:

- Смотрите, господин Торричелли, а вы ракушку с законом по дороге обронили.

Торричелли подумал полчаса и говорит:

- Да неужто?

И пока поворачивал голову и разворачивался, чтобы убедиться в своей оплошности, Тарантино хвать ракушку, лежавшую на спине курьера, и быстро-быстро пополз в сторону. Когда президентский курьер убедился в том, что его обокрали, то есть буквально на другой день, он немедленно обратился в полицию. Шериф Торпеда подробно записал сообщение об этом кошмарном происшествии на специальной полицейской ракушке и уже через пять дней направил своего помощника Торопыгу в погоню.

Надо ли говорить, как спешил Торопыга? И надо ли добавлять, что нарушителя порядка Тарантино уже и след простыл. Приползает нахальный черепашонок к самому президенту Тортиллу. Дает ему на утверждение закон. А президент Тортилл правил черепахами так давно, что все они стали для него на одно лицо. Не заметил подмены курьера. И не глядя месяцев через восемь утвердил закон - "Быть по сему!" И не заметил, что хулиган Тарантино приписал в закон об ограничении скорости один нолик и получилось не 100, а 1000 метров в год. А это уже совсем другое число.

Черепахи и сами не заметили, как стали шевелиться быстрее. И жить почему-то стали значительно лучше и веселее. Это, мой маленький друг, и называется прогресс. А во время прогресса глядишь и ста лет не пройдет, как нового президентского курьера бывшего хулигана Тарантино и в президенты изберут.