И.Д.Яковлева
"Пресмыкающиеся Киргизии"
1964 Фрунзе

ПОДКЛАСС ЧЕРЕПАХИ — TESTUDINES
ОТРЯД СКРЫТОШЕЙНЫЕ ЧЕРЕПАХИ — CRYPTODIRA
Семейство наземные черепахи — Testudinidae
Род сухопутные черепахи — Testudo Linne, 1758
Степная черепаха — Testudo horsfieldi Gray.,
по-киргизски — таш бака, тастаган-бака.
Testudo horsfieldi Giay, Catal. tort. Brit. Mus. Nat. Hist., 1844.
Testudo horsfieldi, Д. H. Кашкаров, 1927; В. H. Шнитников, 1928;
М. Р. Соколов, 1940.
Chersus iberus, Brandt. J. F., 1852; H. А. Северцов, 1873, 1953.
Homopus horsfieldi, H. А. Северцов, 1873, 1953.

Описание, Тело степной черепахи, широкое и относительно короткое, заключено в костный панцирь. Верхний щит панциря — карапакс — выпуклый, нижний — пластрон — плоский. Швы между карапаксом и пластроном с возрастом окостеневают. Карапакс и пластрон покрыты роговыми щитками, которые расположены симметрично к средней линии. Посредине, вдоль карапакса, лежат пять позвоночных щитков, длина которых почти в два раза меньше ширины; по обе их стороны—-по четыре пятиугольных реберных щитка. Позвоночные и реберные щитки окружены краевыми щитками, по бокам — четырехугольными, загнутыми к «пластрону, а спереди и сзади — вытянутыми в поперечном направлении, со слегка загнутыми кверху свободными концами. Загривковый щиток очень маленький, надхвостовой щиток один, с небольшой вырезкой сзади. На пластроне 15 щитков; один горловой, остальные парные — плечевые, грудные, брюшные, бедренные и заднепроходные — соединены по средней линии; подмышечные примыкают к грудным щиткам, паховые — к брюшным. Известна наибольшая длина панциря черепахи — 286,4 мм (это самка, добытая Н. А. Зарудным в Туркмении в Копет-Даге, хранится в Зоологическом институте АН CCCP). В Киргизии наибольшая длина карапакса (по прямой) у 62 половозрелых самцов 147 мм, М=127,35±0,96 мм, у 37 половозрелых самок—198 мм, М=163,3±1,88 мм. В мае 65 самцов, с длиной карапакса 98—147 мм, имели вес от 250 до 750 г; 38 самок, с длиной карапакса 71 —198 мм, весили от 100 до 1700 г. На рис. 4 регрессия веса черепах показана более подробно. У сеголеток панцирь округлой формы, ширина его равна длине и даже может быть немного больше длины; у годовиков чаще в 1,05—1,07 раза меньше длины. С увеличением возраста -черепах панцирь их удлиняется. У самцов и самок до семилгтнего возраста ширина карапакса меньше его длины в 1,01 —1,09 раза; у самцов до восьмилетнего, у самок до 11-летнего возраста — в 1,09—1,17 раза; у черепах старше этого возраста ширина карапакса меньше его длины в 1,1 — 1,3 раза. У черепах до 17 лет высота панциря меньше длины карапакса в 1,7—2,08 раза; у самок старше 17 лет высота меньше длины в 1,9—2,3 раза (промеры длины и высоты сделаны у 90 экз.).



Голова степной черепахи яйцевидной формы с углообразным концом морды; вверху по бокам этого угла расположены сближенные маленькие, круглые ноздри. Зубов нет. Челюсти образуют подобие клюва, по бокам верхней челюсти имеется по зубцу. Сверху голова покрыта симметрично расположенными щитками. Глаза имеют верхние и нижние подвижные веки и круглый зрачок. Ушные отверстия отсутствуют. Передние ноги уплощены спереди назад, задние — столбообразные. На передних и задних ногах пальцы срощены до самых когтей снабжены четырьмя заостренными светлыми когтями. На задней стороне бедра имеется несколько роговых бугорков, соединенных вместе. Хвост небольшой, конический, заканчивается острым шипиком. Хвост самцов (35 экз.) в 3 — 8 раз короче длины карапакса и в 2—3 раза длиннее хвоста самок; хвост самок (51 экз.) в 11—22 раза короче длины карапакса. У самцов клоакальное отверстие находится у основания хвоста, у самок — почти у конца хвоста; этот вторичный половой признак появляется у черепах на 5—6-м году жизни.

Общий тон окраски черепах буровато-оливковый с темно-коричневыми или черноватыми пятнами, расположенными на карапаксе на передней части щитков, на пластроне — почти по всему щитку. Окраска молодых не отличается от окраски взрослых; у молодых особей в середине каждого щитка карапакса заметно хорошо выраженное ребрышко. На роговых щитках карапакса имеются годовые кольца.

Распространение. Степная черепаха распространена на западе от восточных берегов Каспийского моря до низовьев р. Тургай и Тарбагатайских гор на севере до государственной границы на востоке, подножья Тянь-Шаня и Пами-ро-Алая. На юге уходит за пределы СССР и встречается в Северо-Восточном Иране, в соседних с границей районах, Афганистана и Северо-Западном Пакистане.

В Киргизии встречаются повсеместно в Чуйской долине. Есть черепахи в долине р. Талас: J1. М. Шульпин (1948) отмечал их от пустынной зоны до нижнего пояса предгорной степи в Таласском хребте. Они обитают всюду в приферганских районах Киргизии: от степных участков западных предгорий Ферганского хребта (окр. с. Михайловки) до юго-западных сухих холмистых предгорий Чаткальского хребта (10 км западнее с. Ала-Бука), где их находила в 1962 г. Н. И. Семенова; она же отмечала черепах на таких же сухих холмах, поросших эфемеровой растительностью к юго-западу от г. Ош. По дороге на оз. Сары-Челек ее находил Д. Н. Кашка-ров (1927). Н. А. Северцов (1873) указывал на распространение степной черепахи в юго-западном участке Туркестанского края (более точного местонахождения автор не дает), в который входят также горы и степи, расположенные между Зе-равшаном и Сыр-Дарьей, относящиеся к юго-западной окраине Киргизии.



В. Н. Шнитников (1928) считает вертикальную границу распространения черепах в бывшем Пишпекском уезде до 500—550 м над ур. м. Мы отмечали ее в предгорьях Киргизского хребта на высоте до 900 м, в западных предгорьях Ферганского хребта найдена на высоте 1000 м, в окрестностях г. Ош — на высоте 1200 м.

Экология. Излюбленными местами обитания степной черепахи являются сухие степи и пустыни. В Киргизии она живет в степях, на целинных землях, нередко — на залежах, даже на вспаханных полях. Там, где мягкий грунт, она селится особенно густо; избегая влажных мест, она тем не менее может пройти под водой до пяти метров и более. О. П. Богданов (1956) на основании наблюдений, проведенных в долине р. Кара-Су (Узбекистан), указывает, что степная черепаха уходит с орошенных земель и встречается только на сухих участках. В Чуйской долине (акр. с. Тёлек) на пологих глинистых холмах на полосе длиной 200 м и шириной 100 м сотрудники лаборатории зоологии позвоночных АН Киргиз. ССР 10 мая 1962 г. добыли 62 черепахи, в среднем 31 на 1 га. Приблизительно такая же плотность наблюдалась в конце апреля и начале мая на глинистых буграх, покрытых весенней (эфемерной) и летней растительностью, в окр. с. Камыша-новки и (по правобережью р. Ак-Су. На глинистых холмах в 3—4 км от г. Фрунзе 18 мая 1961 г. в ясный день на трехкилометровой полосе шириной около 5 м было встречено 19 черепах, т. е. на 1 га приходится в среднем по 12,6 особи. На глинистых равнинных участках местами с галечником (окр. с. Полтавки и северное предгорье Киргизского хребта) плотность черепах значительно ниже. Так, 14 мая 1961 г. на площади 1 га приходилось 0,2 особи. По учету, проведенному Н.И. Семеновой, на юге в окр. г. Ош 20, 21 и 22 марта 1962 г. на 0,75 га сухих холмов, покрытых бурьяном, было встречено 8 черепах (в среднем на 1 га — 10,6 особи).

Соотношение полов у черепах в разных местах, по данным К. П. Параскива (1956) и других авторов, не одинаково. По нашим наблюдениям в Чуйской долине, соотношение половозрелых самцов и самок в окр. с. Тёлек 10 мая составляло 2: 1, в окр. г. Фрунзе 18 мая — 1,6 : 1.

На периодические явления в жизни черепах оказывают влияние климат и характер растительности. В Чуйской и Таласской долинах эти условия примерно одинаковы. Наши наблюдения относятся к Чуйской долине, но, принимая во внимание почти одинаковые условия существования, биологические особенности черепах могут быть такими же, как и в Таласской долине. В приферганских же районах, где зима теплая, лето сухое и жаркое, растительность в основном эфемерная, появление черепах весной на поверхности, а также их спаривание, размножение и летнее оцепенение проходят рань-ше. В 1962 г. в окр. Таш-Кумыра 16 марта встречались грути пы черепах по 5—6 особей, шло спаривание; появились они,, видимо, в начале марта; в это же время их находили в окр. г. Ош; в 1963 г. они появились здесь в конце февраля. В Чуйской долине 10 марта 1962 г. и 17 марта 1963 г. черепах еще не было, обычно здесь они пробуждаются в начале апреля. В 1963 г. весна наступила на 10 дней раньше. Черепах находили 29 марта. Первыми появляются самцы, затем самки. Черепахи всех размеров встречаются в течение всего мая. Летнее оцепенение у самцов наступает раньше, чем у самок,— приблизительно в середине июня; у черепах мелких размеров раньше, чем у крупных. При содержании в неволе черепах разных размеров мы имели возможность проследить такую же последовательность ухода их на зимовку.

Наибольшая активность черепах наблюдается во второй половине апреля и в начале мая. Активными они продолжают быть и весь май. По учету, проведенному в 1961 г. на северной окраине г. Фрунзе, оказалось, что на 1 га 18 мая приходилось 12,6 особи, 20 июня — 3,3 особи, 10 июля — 0,6 особи, 11 августа не было встречено ни одной; 24 сентября, пройдя вдоль и поперек по целине и пашне около 20 га, мы встретили только одну черепаху, переползающую дорогу. В период наибольшей активности черепахи спариваются. «Игры» и массовое спаривание черепах в Чуйской долине мы наблюдали в 1957 г.



24 апреля, в 1961 г.— в конце апреля, в 1962 г.— в начале мая, в 1963 г.— в середине апреля. В окрестностях г. Ош в 1963 г. черепахи спаривались 27 марта. Во время спаривания самцы издают звуки, (похожие на писк. Нередко можно увидеть драки самцов: отодвигаясь назад на вытянутых передних ногах, они втягивают голову в панцирь и с силой ударяются передними краями панциря, или один самец ударяет другого в бок, или таким же образом толкает самку. Крупные самки неуклюже уходят от одного, двух или трех самцов; самцы, обгоняя самку, кусают ее за передние или задние ноги, голову или шею, издавая при этом звуки, характерные при спаривании. В неволе некоторые самцы находились в состоянии полового возбуждения весь май, вплоть до 10 июня; они «ухаживали» за самками, которые прятались от них, зарываясь в песок; в это время в яйцеводах самок находились яйца. Данные о количестве спариваний противоречивы. А. М. Сергеев П941) считает, что самки спариваются один раз перед первой кладкой; по наблюдениям К. П. Параскива (1956), спаривание происходит столько раз, сколько у самки кладок в сезон. В Гиссарской долине С. А. Чернов (1945) отмечал спаривание перед первой и второй кладками. Такое же явление наблюдал под Душанбе В. Б. Дубинин (1954). Мы также наблюдали спаривание черепах дважды: до первой кладки — во второй половине апреля и после первой кладки — в начале июня. Самка, отложившая яйца 31 мая, на следующий день спаривалась. У самок, живших в неволе без самцов, второй кладки не было. Для более удобного сопоставления материала по размножению составлена табл. 1 по форме, приведенной С.А. Черновым (1959), но несколько видоизмененной нами.




Из данных таблицы вядно, что массовая кладка в Чуйской долине наблюдается во второй половине мая. У черепах 8 и 14 мая яйца были еще в мягкой оболочке, затвердевающей на концах. Судя по состоянию гонад, свежие кладки можно находить в течение всего июня и начале июля. Обычно кладка заканчивается в конце июня. У самки, миной 150 мм, добытой 14 июня, в яичниках оставалось только 3 желтых фолликула средней величины, 4 резорбированных и множество беловатых. По данным А. М. Сергеева, из таких беловатых фолликулов, размером 4—5 мм, за время зимнего оцепенения развиваются желтые фолликулы. Резорби-рованные фолликулы встречались и в июле: у 13 самок, вскрытых в мае, июне и июле, было от 1 до 10 резорбированных желтых фолликулов средней величины, имевших розово-фиолетовый цвет и сильно утолщенные стенки.

Вскрытие в мае 10 самок показало, что общее количество яиц в яйцеводах и желтых зрелых фолликулов в яичниках у крупных самок длиной 153—175 мм, больше (6—8 яиц и фолликулов), чем у мелких самок длиной 139—151 мм (2—4 яйца и фолликула).

Известно, что в Таджикистане «самки делают за сезон 2—3 кладки (Чернов, 1959), в Туркмении — 3—4 (Сергеевг 1941), в Узбекистане,— по-видимому, 3—4 (Поляков, 1946), в Казахстане,— возможно, 3 кладки (Параскив, 1956).

Судя по количеству желтых фолликулов, мелкие черепахи в Киргизии имеют, по-видимому, одну, а крупные — две кладки. Яйца у 18. черепах были одинаковой степени развития. У вскрытых после кладки черепах яиц в яйцеводах не было; по нашим наблюдениям, кладка проходит в один прием. У черепах, продолжительное время содержащихся в неволе, кладка проходит не обычным «путем: яйца откладываются на поверхность -песка; у шести черепах было 8 кладок (по одному, два, в одном случае — три яйца). Откладывались они в разные сроки с 11 июля по 5 октября.

Созревают яйца не раньше, чем через месяц после спаривания. У черепахи длиной 175 мм, привезенной 12 мая и содержавшейся без самца, кладка проходила 31 мая. Обычно •черепахи откладывают яйца между 12 и 15 часами, при температуре воздуха 20—25°. Нам приходилось наблюдать процесс кладки в песчаный грунт: черепаха, укрепившись ‘передними ногами в грунте, начала рыть ямку попеременно то правой, то левой задней ногой; через 30 минут ямка была готова, с обеих сторон ее лежали бугорки вынутого песка, в нижней части по бокам были подкопы. Опершись в ямке на вытянутые задние ноги, черепаха отложила одно яйцо и отодвинула его ногой в подкоп оод себя; через три минуты отложила второе яйцо и придвинула его к первому; через две минуты она отложила третье яйцо, которое в первый момент отодвинула ногой влево, затем другой ногой подвинула в подкоп под себя. Яйца в ямке лежали треугольником. Тут же черепаха стала осторожно подкапывать ямку с боков, песок рушился и засыпал яйца. Затем черепаха, поднимаясь все выше, стала передвигаться вперед на передних ногах, продолжая задними ногами набрасывать на ямку песок. На засыпку ямки потребовалось 20 минут, после чего в течение 45 минут она непрерывно ходила у засыпанной ямки, сначала медленно на дрожащих ногах, а затем все быстрее и быстрее. После этого она стала есть и с короткими перерывами за полтора часа съела пять больших виноградных листьев. Больше к месту кладки черепаха не возвращалась.



По найденным в яйцеводах яйцам, готовым к откладке, и обнаруженным в норах черепах кладкам можно сказать, что в одной кладке может быть от одного до четырех, чаще трех яиц. В литературе (Поляков, 1946; Дубинин, 1954; Па-раскив, 1956; Чернов, 1959) встречаются указания на то, что в кладке бывает 5 и 6 яиц.

Черепахи откладывают яйца недалеко от входа в нору. Мы находили 4 кладки: в одном случае в ямке диаметром 25 см, заполненной разрыхленной землей и присыпанной сухой травой, на глубине 10 см лежали три свежих яйца; в другом случае прямо под разрыхленной глиной было одно яйцо; в неволе одна черепаха отложила три яйца в глину на глубину 12 см, другая — три яйца в песок на глубину 11 см.

Яйца черепах эллиптической формы, покрыты плотной белой известковой оболочкой. Величина 56 яиц, отложенных в грунт и вынутых из яйцеводов, готовых к откладке, варьирует. длина от 40 до 49 мм, M=44,43±0,31 мм, б±2,37, ширина от 28 до 31 мм, М=28,5±0,2 мм, (б±1,5. Вес яиц, по данным 30 взвешиваний, варьировал от 17 до 32 г, М=25,88±0,25 г, б± 1,4; у 73% яиц вес превышал 25 г.

Если сравнить величину яиц у черепах из Чуйской долины с величиной яиц у черепах из других мест, то можно сказать, что значительного различия не наблюдается. В Прибалхашье величина яиц черепах следующая: длина 41—50, ширина 31— 35 мм\ в Кызыл-Кумах — длина 46—53, ширина 28—35 мм (Параскив, 1956); в окр. г. Душанбе в Таджикистане — длина 37—49 мм, М=41,84±0,28 мм, ширина 22—32 мм, М= =28,89±0,213 мм, вес 17,2—30,5 г; у 80% яиц вес не превышает 25 г (Чернов, 1959); в окр. ст. Карабата в Туркмении — длина 44—57 мм, вес в среднем 29,5±2,8 г (Сергеев, 1941).

Из отложенных яиц молодые черепахи появляются через 2,5—3 месяца. Черепашка-сеголетка была выкопана из норы, в глубине которой сидел ёж, 10 сентября 1961 г. Черепашка (длиной 34, высотой 16 мм) имела мягкий панцирь, на пластроне на месте желточного пузыря была небольшая щель. Вылупившись, молодые остаются тут же зимовать и появляются на поверхности только через 8—10 месяцев. Через 8 месяцев найденная нами черепашка выросла на 4 мм в длину и на 1 мм в ширину, весила она 17,2 г. За 5 последующих месяцев, т. е. через год после вылупления, черепаха выросла еще на 6 мм в длину, на 6 мм в ширину и на 1 мм в высоту; вес*ее увеличился на 6,5 г. За год на щитках панциря появились два полукольца: одно узкое — зимнее, другое — летнее в виде утолщения щитка. В 1963 г. длина каралакса этой черепахи была 52,5 мм, ширина — 47 мм, высота — 26,5 мм; вес ее 39 г. Таким образом, за первые два года жизни черепаха увеличилась в длину на 18,5 мм, в ширину — на 12 мм, в высоту — на 6,5 мм; вес ее за полтора года увеличился на 21,8 г. На щитках панциря появились еще два полукольца. Перезимо-вавших молодых мы нашли в 1957 г. 5 и 6 мая. Длина их округлого карапакса была 36—43 мм.

Половозрелость у черепах наступает: у самцов — на 9—10—11-м году, у самок — на 13—14-м году. В неодинаковых условиях существования половозрелость может наступать в разном возрасте (Чернов, 1959). Растут черепахи чрезвычайно медленно. У черепах, проживших в неволе с 20 мая 1061 г. по 20 сентября 1962 г., за первые 4 месяца размер не изменился; за последующие 8 месяцев, включающих период зимнего оцепенения, у четырех черепах, с длиной туловища 71—114 мм, длина увеличилась на 1 мм, ширина и высота остались без изменений; за следующие 4 летних месяца длина карапакса у этих черепах увеличилась от 1 до 3 мм, ширина и высота — на 1 мм, вес — на 50 г.

Приблизительный возраст можно определить по годичным кольцам нарастания в роговых щитках карапакса. На основании измерений черепах и определения их возраста (11 молодых, 50 самцов и 52 самки) мы составили график, из которого видно, что, начиная с пятилетнего возраста, у них появляются вторичные половые признаки (выраженные в длине хвоста).



По данным С. А. Чернова (1959), у черепах, проживших более 20 лет, определить возраст по кольцам невозможно, так как после 20-летнего возраста рост их резко замедляется, а еще через 3—4 года совсем прекращается. Это положение для самок подтверждается и нашими наблюдениями; у самцов же рост замедляется с девятилетнего возраста и прекращается к 17 годам, что видно из рис. 4. Кольца на щитках постепенно стираются. Так, из 77 самцов у 27, длиной 127—147 мм, кольца на щитках карапакса были стерты и определить возраст этих черепах было невозможно.

Черепахи одного возраста значительно отличаются друг от друга по своим размерам, причем вариация у самцов выражена больше, чем у самок. Длина самцов 10-летнего возраста (7)1— 105—130 мм, 11-летнего (6) — 114—130, 12-летнего (9) — 106—129, 13-летнего (7) — 117—140, 14-летнего (6) — 118—143, 15-летнего (7) — 122—129, 16-летнего (5) — 128—144, 17-летнего (3) — 132—134 мм. Длина самок 5-летнего возраста (4) — 66—80 мм. 6-летнего (2) — 72—83* 7-летнего (2)—73—84, 8-летнего (4)—87—101, 9-летнего 12)— 102—103, 13-летнего (2) — 139, 14-летнего (3) — 136—153, 15-летнего (3) — 153—156, 16-летнего (6) — 148—175, 17-летнего (8) — 151—169, 18-летнего (3) — 159—171, 19-летнего (5) — 161—175, 20-летнего (6) — 166—180, 21 года (2) — 168—198 мм. Как иоключение, нам встретилась самка 16 лет, которая имела длину 175 мм, и самка 21 года—длиной 168 мм. Таким образом, вариация длины самцов в среднем составляет 24—25 мм, самок — 12—13 мм (как исключение — 27— 30 мм).

*(1) В скобках количество экземпляров.

В жаркие дни июля черепахи прячутся в норах, которые они роют в мягком грунте. Входное отверстие норы овальной формы, ширина его равна ширине панциря, глубина норы обычно не превышает 50 см, но в 1961 г. были найдены норы глубиной 100 и 150 см. Раскопав 11 августа 10 нор в окрестностях с. Тёлек, в двух из них мы нашли по одной черепахе, входы в эти норы были закрыты разрыхленной землей — «пробкой».

Во второй половине июля, когда заканчивается кладка и наступает летнее оцепенение, зрелых фолликулов в яичниках обычно нет, но уже в августе у самки, извлеченной из норы, и в конце сентября у самки, переползавшей дорогу, а также у самок, добытых в ноябре, декабре и январе, были обнаружены зрелые фолликулы. Таким образом, развитие фолликулов начинается в первом периоде оцепенения, и черепахи, пробудившиеся в начале апреля, имеют уже зрелые фолликулы. В литературе неоднократно отмечалось, что фолликулы увеличиваются у черепах во время зимнего оцепенения (Сергеев, 1941; Параскив, 1956; Чернов, 1959; Богданов, 1960 и др.).

В большинстве случаев летнее оцепенение у черепах переходит в зимнее, но встречаются черепахи крупных размеров, которые осенью (появляются на поверхности, по-видимому, для пополнения жировых запасов. Так, у добытой нами 24 сентября 1960 г. черепахи желудок был совершенно пустой, упитанность слабая.

Линька черепах выражается в смене чешуй, покрывающих не заключенные в панцирь свободные части тела Черепахи, извлеченные из нор 7—11 августа 1961 г. и 1 сентября 1962 г., находились в линьке. В неволе черепаха-двулетка линяла во второй половине июня.

Питаются черепахи главным образом растительной пищей, реже едят насекомых. Остатки растений и насекомых мы находили в кишечниках черепах в течение всего периода их активности. При содержании в неволе удалось проследить некоторые моменты в их питании. Наибольшее количество пищи черепахи поедали в мае, июне, июле и августе. Кормились они два раза в день, обычно утром и вечером. Воду черепахам не давали все три года их жизни в неволе. Недостаток воды они пополняли за счет сочных кормов. Охотнее всего они поедали виноградные листья, столовый салат, цветы и стебли одуванчика, плоды урюка, яблоки, арбузы, дыни, листья и корни редиса, капусту, хуже — люцерну, листья свеклы и кукурузы, совсем не ели зелень моркови и укропа. В сентябре значительно похолодало, температура воздуха упала до 18°, по ночам она не поднималась выше 10°. В это время черепахи питались днем, выходя на солнце, корма съедали немного. Молодые же черепахи уже не ели и к концу месяца закопались в норы. В октябре температура воздуха ночью доходила до —8°, днем поднималась до 15—20°. Черепахи стали вялыми, пища оставалась нетронутой. В литературе по Казахстану и среднеазиатским республикам (Захидов, 1938; Поляков, 1946; Параскив, 1956; Чернов, 1959 и др.) приводится многочисленный перечень кормов, поедаемых черепахами. Преимущественно это дикорастущие и культурные растения, реже — насекомые, пауки и в единичных случаях — голые слизни, серый голопалый геккон, мелкие кости позвоночных, .помет птиц, известь и живая олигохета, проглоченная вместе с землей.

Паразиты. Наиболее распространенным паразитом черепах являются острицы, которые отмечаются у них по всему ареалу. Круглый год кишечники черепах заражены этими мелкими, до 50 мм длиной, нематодами. В желудках острицы встречаются реже и в небольшом количестве. В литературе есть указание, что у черепах могут быть бациллы туберкулеза, не имеющие ничего общего с туберкулезными бациллами человека (Климмер, 1930 и др.).

Из наружных паразитов самыми распространенными являются иксодовые клещи. При осмотре с марта по август 243 степных черепах, населяющих юг Киргизии (обследовано преимущественно ур. Кайнар), Р. В. Гребенюк обнаружила клещей на 162: в апреле на 37 черепахах (30,5% зараж.) — нимфу и 123 взрослых клеща, относящихся к Hyalomma aegyp-tium (Z); в мае на 46 -черепахах (65,7% зараж.) —3 личинки и 7 нимф Haemophysalis sulcata, Con. et Funs., 2 личинки и 96 взрослых клещей Н. aegyptium.. Наибольшая зараженность 'черепах наблюдалась в июне — на 39 черепахах (82,6% зараж.) были обнаружены 232 личинки и 3 нимфы Н. sulcata, 82 личинки, 18 нимф и 71 взрослый клещ Н. aegyptium, в июле на четырех черепахах (100% зараж.) находили одну личинку Н. sulcata, личинку и 9 взрослых клещей Н. aegyptium. На одной черепахе, добытой в августе, найден 21 клещ Н. aegyptium. Из 243 черепах 66,6% их были заражены клещами. Эти же виды клещей Р. В. Гребенюк встречала на черепахах из Куршабского, Караванского и Ленинского районов Ошской области. На черепахах с юго-западной окраины г. Ош Н. И. Семенова 20—22 марта 1962 г., просмотрев 35 черепах, обнаружила на 6 из них (17,1% зараж.) от одного до четырех клещей, относящихся к Н. aegyptium. Мною в Чуйской долине с апреля по август было просмотрено 65 черепах, клещи на них обнаружены не были. Клещи встречаются в норах черепах. С. А. Чернов пишет, что в Таджикистане в черепашьих норах находили, кроме клещей — переносчиков клещевого тифа, москитов — переносчиков лихорадки Папатачи.

Враги. Данных по Киргизии о врагах черепах у нас нет. но известен один случай, когда собака когтями извлекала из панциря куски мяса и съедала их. Совершенно очевидно, что врагами черепах могут быть волк, лиса, некоторые хищные птицы, о которых есть указания в литературе (Никольский, 1915; Кашкаров, 1932; Захидов, 1938; Поляков, 1946). Однажды зимой в Чуйской долине мы нашли на снегу черепаху, вытащенную из норы хорем.

Хозяйственное значение. В 1956—1957 гг. мясо черепах скармливали на зооферме в г. Фрунзе черно-бурым лисицам, в результате чего численность черепах в местах добычи резко снизилась и дальнейшее использование их было признано нерентабельным. В местах больших скоплений степные черепахи могут наносить большой ущерб сельскому хозяйству, так как поедают зелень огородных и бахчевых культур.