Как вам быть, если в вашем заплыве приняла участие акула? Каким образом находят дорогу в море рыбы и черепахи? Действительно ли существует таинственный Морской змей? Эти и множество других интересных проблем обсуждает У. Кроми в своей книге 'Обитатели бездны'. Моряк, ученый и писатель, Уильям Кроми обстоятельно, но не в ущерб занимательности изложения рассказывает о том, как зародилась жизнь на нашей планете, какими путями шла эволюция жизни, венцом которой является человек. Начав с простейших водорослей и животных, он заканчивает такими высокоорганизованными животными, как акулы, киты и дельфины. Словно через иллюминатор батискафа, читатель сможет наблюдать жизнь обитателей морских глубин, узнает о привычках и образе жизни моллюсков, хищных акул, могучих кашалотов. Хорошо иллюстрированная, интересная книга Кроми - прекрасный подарок для всех, кто увлекается литературой о море, и отличное дополнение к ранее вышедшей на русском языке книге Кроми 'Тайны моря'.

Современные динозавры

Ни ящерицы, ни крокодилы не отваживаются удаляться от суши на такие значительные расстояния, как их кузены - змеи. Некоторые виды крокодилов в поисках пищи, бывает, добираются до соленых вод, но эти животные не играют заметной роли в живом мире моря. Единственной разновидностью ящерицы, которая часто плавает в водах океана, является игуана (Amblyrhynchus cristatus) - черная ящерица, обитатель Галапагосских островов, находящихся приблизительно в 1000 километрах западнее Эквадора. Эти смирные животные имеют сплющенный с боков хвост, с помощью которого они передвигаются в воде. Они ныряют в воду прямо со скалистых берегов в поисках морских водорослей, которыми любят лакомиться.

Различные виды черепах хорошо приспособились к жизни в море. Имеющие общих с динозаврами предков, черепахи мало изменились за последние 200 миллионов лет. Это удивительное постоянство их облика и привычек объясняется главным образом наличием тяжелого, прочного панциря, который делает их почти неуязвимыми. Ребра у черепах так разрастаются кнаружи, что образуют карпакс, то есть верхнюю часть панциря. Костное покрытие, называемое пластроном, защищает животное снизу. Надежно закованные в столь мощную броню, черепахи живут, пожалуй, дольше, чем какое-либо другое животное. Морские черепахи, возможно, живут столь же долго, как и их почтенные сухопутные родственницы, которые иногда достигают 150-летнего возраста.

О гигантских черепахах с Галапагосских островов Герман Мелвилл писал: "Они были непохожи на земные существа... Тяжелые, как сейфы, с громадным панцирем... с выбоинами, как на боевом щите... Эти мистические создания... кажется, вновь выползли наружу из-под основания мира... Их возраст потрясает воображение. Подумайте об их неприступной живой броне. Какое другое существо обладает такой крепостью, чтобы противостоять атаке времени?"

200 миллионов лет назад у черепах были зубы, которые они утратили в процессе эволюции; челюсти их покрылись роговым веществом, став похожими на клюв. Этот клюв, действующий наподобие мощных ножниц, одинаково удобен для пожирания и животных, и растений. Как и их древние предки, современные морские черепахи не в состоянии втягивать в панцирь голову, ноги и хвост.

Пластрон у морских черепах имеет как бы продольный шарнир, допускающий увеличение объема груди, так что черепаха может принять значительный запас воздуха, позволяющий ей длительное время находиться в воде. Тяжелые конечности видоизменились и превратились в веслообразные ласты. Орудуют морские черепахи этими ластами иначе, чем обитатели пресноводных водоемов, от которых, очевидно, они произошли. Пресноводные черепахи гребут или отталкиваются от дна. Морские же черепахи машут ластами вверх и вниз, почти как птицы. Они в буквальном смысле летают в воде, развивая при этом скорость до 5 и более узлов.

Морские черепахи не могут размножаться в открытом море и ежегодно или один раз в три года вынуждены выходить на сушу, чтобы класть яйца. Хотя некоторые виды могут размножаться круглый год, большинство совершает это путешествие в конце весны или летом. Поскольку ласты их не приспособлены для передвижения по суше и вне воды эти животные совершенно беспомощны, то кладка яиц производится под покровом ночи.

В ночь на 19 мая 1962 года дюжина самок морской черепахи Caretta caretta с трудом выползла на песчаную отмель близ мыса Канаверал (Ныне мыс Кеннеди. (Прим перев.)) (штат Флорида). Обремененные яйцами и собственным весом, который составлял около 90 килограммов, с помощью судорожных движений ласт они кое-как вскарабкались на берег. Поблизости находились сотни ученых, инженеров и техников, подготавливавших космический полет капитан-лейтенанта М. Скотта Карпентера, которому предстояло лететь в ракете с невероятной скоростью - 32000 километров в час. Не ведая о предстоящем событии, эти древние рептилии, повинуясь инстинктивному зову, старому, как жизнь на планете, выбивались из сил, чтобы подняться на несколько ярдов и очутиться на мягком песке выше верхней отметки прилива. Добившись наконец своего, они принялись рыть задними ластами ямы глубиной около полуметра. Расположившись над ямой, каждая черепаха за час снесла от 75 до 200 яиц величиной с мяч для игры в гольф. Сделав свое дело, самки аккуратно засыпали яйца, а потом передними ластами на широком участке разворошили песок, чтобы нельзя было определить, где именно были вырыты ямы. Вконец выбившись из сил, они побрели к морю, предоставив свою молодь ее судьбе.

Все морские черепахи размножаются именно таким образом. В песке, нагреваемом лучами солнца, зародыши развиваются, и к концу лета из яиц проклевываются черепашата размером всего 2,5 сантиметра. Тотчас они направляются к воде. Для многих путешествие оканчивается гибелью в клешнях краба, клюве птицы или пасти сухопутного животного - собаки или енота. Уцелевшие же карабкаются по дюнам, пробираются сквозь заросли и груды плавника к морю. Эти крохотные существа, по-видимому, знают, где именно находится океан, несмотря на то что никогда не видели его.

По мнению професора Арчи Карра, который много лет жизни посвятил изучению черепах, их детеныши находят дорогу благодаря врожденному инстинкту, заставляющему их двигаться к морю: в чем заключается такого рода инстинкт, нетрудно себе представить. Если сойти с поезда или выйти из автобуса на некотором удалении от моря, легко можно определить, где оно находится, по оттенку неба, более бледному и светлому над морем. Завидев такое небо, черепашонок тотчас ускоряет шаг. Белые гребни прибоя, освещенные лунным светом, или люминесцентные вспышки также служат для него ориентиром.

Впервые почувствовав воду, детеныши приходят в крайнее возбуждение. Как только волна, выплеснувшаяся на берег, коснется их ласт, они принимаются махать ими. Сперва неуклюжие и неумелые, они быстро приобретают навык плыть ровно и подныривать под волны, которые так и норовят отшвырнуть их назад на берег. Преодолев волны прибоя, черепашата исчезают и зачастую возвращаются лишь спустя много лет, став взрослыми, когда и для них наступит черед размножаться.

Братство зеленой черепахи

О том, куда отправляются черепахи и что они делают в первые годы жизни, почти ничего неизвестно. Детеныши зеленой черепахи (Chelonia mydas), наиболее сочной разновидности черепах, очевидно, бродят с места на место в поисках беспозвоночных, служащих им пищей. Каждый год на мелководье между рекой Суванни и Тарпон-Спрингс (штат Флорида) появляется целое стадо молодых зеленых черепах, весящих от 4,5 до 40 килограммов, которые лакомятся тут черепашьей травой. Достигнув таких размеров, черепахи перестают питаться мясом. Словно стадо жвачных животных, они целый день неспешно пасутся на пышных подводных лугах, покрытых черепашьей и угриной травой, растущей круглый год. При таком рационе они подчас достигают веса 225 килограммов, хотя чаще всего вес их колеблется от 65 до 135 килограммов.

Зеленые черепахи обладают мирным характером и составляют 20 процентов всех черепах, обитающих в теплых морях мира. Некогда они были гораздо многочисленнее. Поскольку они слишком крупны и представляют собой крепкий орешек для большинства хищников или слишком подвижны и осторожны для остальной их части, количество этих животных могло ограничиваться лишь наличием запасов пищи. Но когда на берегах Карибского моря впервые появились белые, они нашли там бессчетное множество черепах, которые "перерабатывали" морские водоросли в хорошее, вкусное мясо. В течение 300 лет эти полчища кормили голодных моряков и поселенцев, приехавших сюда из полудюжины стран. "Всякого рода деятельность в тропических районах Нового Света в ранний период его колонизации, - пишет Карр, - научные исследования, морской разбой и даже учения морских эскадр были в какой-то мере и каким-то образом связаны с черепахами".

Под таким натиском огромные стада начали одно за другим исчезать с побережья Бермудских, Больших Антильских и Багамских островов, а затем и с восточного побережья Флориды и Кайманских островов. Люди, не знающие иного способа добычи пищи, до нашего времени преследуют тающие стада этих животных, кочуя вслед за ними с одного места на другое. В проникнутой теплым чувством, убедительной книге "Наветренная дорога" Карр призывал людей прекратить уничтожение существа, играющего столь важную роль в их благосостоянии. Эта книга явилась толчком к рождению Братства Зеленой Черепахи - организации с шутливым названием, но с серьезным намерением восстановить былую численность зеленых черепах.

В 1959 году Братство создало Карибскую корпорацию заповедников с целью "спасти зеленых черепах от уничтожения, заново расселить их по тем отмелям, где они некогда обитали, и увеличить пищевые ресурсы недоедающего населения латиноамериканских стран". Для этого на черных песчаных пляжах Тортугеро (Коста-Рика) был создан инкубатор. Тортугеро - единственное крупное гнездилище черепах, сохранившееся в западной части Карибского моря. На этом пляже, имеющем столь большое значение, почти совсем прекратилось убиение беременных самок. Яйца, обнаруженные на участке протяженностью 3 километра, доставляются в безопасное место, огороженное проволочной изгородью, и помещаются в искусственные гнезда. Многие из выклюнувшихся черепашат доставляются по воздуху на те участки Карибского моря, где черепах уже не осталось. Корпорация надеется, что, выросши, детеныши вернутся на эти отмели. И таким образом создадут новые черепашьи колонии.

В октябре 1961 года на сцене появились представители американского ВМФ. Гидроплан, участвовавший в операции "Зеленая черепаха", занялся перевозкой тысяч Черепашьих детенышей на участки, расположенные в Колумбии, Мексике, Флориде, близ многочисленных островков Карибского моря, и на новую ферму по разведению черепах, что на Багамских островах. Для этого здесь был отгорожен участок мелководья, где в изобилии есть водоросли и где, как надеется корпорация, зеленых черепах можно будет выращивать, словно домашний скот.

Половой зрелости зеленые черепахи достигают в возрасте около пяти лет, после чего они откладывают яйца не чаще, чем через два-три года. Поэтому для того, чтобы убедиться, насколько удался эксперимент "Воздушный мост", необходимо длительное время. До сих пор нет конкретных доказательств того, что расселенные черепахи гнездятся на новых угодьях, однако корпорация возлагает на свое начинание большие надежды. Как отмечает Карр, "все новые факты свидетельствуют о том, что часть животных селится на участках, примыкающих к некоторым районам, куда они были доставлены".

Однако положение Chelonia и других видов черепах, которые водятся в Карибском море, продолжает ухудшаться. Растущий спрос на черепаший филей и панцирь и усовершенствование способов их обработки постепенно сводят на нет все, что сделано природой и Братством Зеленой Черепахи. Этим животным грозит вымирание прежде, чем мы сможем найти ответы на захватывающе интересные вопросы, касающиеся их.

Умелые мореходы

Почему перевозкой черепах в новые районы занялись военные моряки? Потому, что их особенно занимает один вопрос, а именно, каким образом черепахи так хорошо ориентируются в море. Подумать только, какая-то зеленая черепаха, проплыв по открытому океану 2600 километров, находит остров шириной не более 10 километров и высаживается на нем. А между тем на флоте найдется немного офицеров, которые смогут сделать то же самое, хотя под рукой у них секстаны, хронометры и мореходные таблицы.

Первым, кто предложил наиболее вероятное объяснение этой способности черепах, был Арчи Карр. Он подвел научный фундамент под факт, давно известный ловцам черепах с Кайманских островов, факт, заключающийся в том, что зеленые черепахи покрывают значительные расстояния, добираясь от мест кормежки до гнездилищ. Пожилые, темные, как бронза, рыбаки рассказывали Карру о том, что черепахи проделывали в открытом море путешествия в 1500 с лишним километров. Выловленные зеленые черепахи, привезенные из никарагуанских вод во Флориду и на Кайманские острова, нередко удирали с попавших в шторм и залитых водой баркасов или севших на рифы шхун и возвращались на те же самые камни, где их поймали. Для того чтобы проверить этот факт по всем правилам науки, Карр прикрепил металлические бирки более чем к 3200 экземплярам, гнездившимся в Тортугеро. Эти меченые черепахи были впоследствии обнаружены в 2800 километрах от Тортугеро во Флориде, на Кубе, в Мексике и Венесуэле.

Однако больше всего поразили профессора Карра стада животных, пасшихся в густых подводных прериях у побережья Бразилии. Вместе со своими студентами из Флоридского университета он обшарил все восточное побережье Южной Америки, и однако им так и не удалось установить, где же гнездятся черепахи. Зеленые черепахи исчезают с бразильских пастбищ, чтобы через несколько месяцев появиться с целью кладки яиц на заброшенных отмелях острова Вознесения, находящегося на удалении 2600 километров от материка, в самом центре. Атлантики. Гнездование и брачный период начинаются у них в феврале. Вокруг одинокого вулканического острова шириной 10 и длиной 13 километров растет мало водорослей, поэтому к началу июня, незадолго перед массовым возвращением черепах в бразильские воды, животные покидают остров. Возможно ли, задал себе вопрос Карр, чтобы примитивные рептилии могли пересечь находящийся в постоянном движении, лишенный каких-либо вех океан и, покрыв расстояние более чем в полторы тысячи километров, высадиться на крохотном клочке каменистой почвы, затерянном в бескрайних просторах Южной Атлантики?

В 1960 году он со своими коллегами принялся метить зеленых черепах на острове Вознесения. К 1965 году девять таких черепах были пойманы ловцами у побережья Бразилии. В 1963 и 1964 годах пять меченых черепах снова появились на острове. После одного-двух обратных "рейсов" черепахи вернулись для кладки яиц почти на те же самые места, где они были маркированы. Трудности, связанные с такого рода путешествиями, отмечает Карр, могли бы показаться непреодолимыми, если бы не существовало несомненных фактов, доказывающих, что черепахи их преодолевают.

Как же они это делают? Карр полагает, что зеленые черепахи, гнездящиеся ныне на острове Вознесения, когда-то были случайно занесены сюда из Африки Южным экваториальным течением, идущим на запад. Детеныши, родившиеся здесь, могли очутиться близ берегов Бразилии благодаря все тому же течению. Информация, запечатленная у них в "памяти", очевидно, позволяла им находить обратный путь. Достигнув половой зрелости, животные двигаются вдоль Бразильского побережья, пока не замечают - по вкусу или запаху - близость места их первой "высадки". Таким образом, они оказываются на широте острова или около этой широты. После этого им остается лечь на нужный курс и плыть на восток, борясь со встречным течением скоростью 3-4 узла, в течение двух месяцев.

За все время перехода во рту у животных нет ни кусочка, они питаются за счет жировых запасов. Должно быть, и спят черепахи не очень много, потому что, как только они перестанут работать своими мощными ластами, течение снесет их назад. Неустанно работая в продолжение двух с лишним месяцев, увертываясь от страшных акульих челюстей, черепаха не отклоняется от курса ни на йоту. По какому-то признаку животное определяет, что находится поблизости от острова Вознесения. Возможно, остров обладает каким-то определенным запахом или вкусом, который доносится до животных течением. А может быть, они "помнят" очертания Зеленой горы высотой 1500 метров с короной облаков над нею и стаями кружащих птиц.

Самцы или совершают путешествие вместе с самками, или же устраивают точно согласованные по времени рандеву в волнах прибоя близ родных берегов. У тех и у других остается еще достаточно сил для ухаживания, спаривания, а иногда и драки. Два или три года спустя самки приступают к кладке яиц. На берег выходят только самки. Наблюдатели не раз замечали, как они засовывали в песок нос, словно пытаясь по запаху определить, "их" ли это отмель.

Размышляя над таким путешествием, невольно приходишь к выводу, что черепахи наделены врожденным чувством ориентировки, позволяющим определять направление движения по солнцу и звездам. Это качество свойственно многим животным, в том числе примитивным позвоночным. Пчелы летят по прямой, как стрела, линии к источнику нектара, ориентируясь по солнцу, и указывают правильный курс другим пчелам того же роя при помощи сложного танца. Такие животные должны обладать чувством времени, поскольку днем солнце перемещается по небосклону, и для того, чтобы держаться верного курса, им нужно учитывать это перемещение. Скворцы, голуби, ночные, певчие и другие птицы обладают этим чувством времени, так что не будет преувеличением допустить такие свойства и у черепах.

Зеленая черепаха, 'летящая' в воде
Зеленая черепаха, 'летящая' в воде

Но даже если бы эти мореплаватели, руководствуясь биологическим "компасом" и "часами", двигались точно по курсу, то уже незначительным дрейфом их снесло бы на сотни километров в сторону от цели. Черепаха может плыть точно в сторону острова Вознесения, но течения увлекут ее куда-то в ином направлении. Очевидно, черепахи, как и мигрирующие рыбы, способны корректировать курс.

Карр считает вероятным, что черепахи осуществляют такие корректировки путем определения высоты солнца в полдень. Именно так поступает штурман, ловящий солнце в трубу секстана. Он измеряет вертикальный угол между направлением на солнце и плоскостью горизонта и получает широту судна. Если черепахи в состоянии измерить этот угол, что было бы поистине изумительным свойством, то тогда они достигают цели, придерживаясь постоянной широты, а не постоянного направления.

Возможно, этот бронированный мореход движется вдоль побережья Бразилии, пока с помощью своего "секстана" не определит, что находится на параллели острова Вознесения. Тогда он поворачивает на восток. "Визируя" солнце каждый полдень, наш мореход определит, что его снесло, скажем, на параллель 7°45' южной широты, тогда как он должен находиться на широте 7°55'.

Копуляция морских черепах
Копуляция морских черепах

В этом случае, руководствуясь своим внутренним "компасом", он возьмет южнее и будет придерживаться этого курса до тех пор, пока очередное полуденное измерение высоты солнца не укажет, что он находится на правильной широте. Теперь он может отыскивать те знаки или приметы, которые служат черепахам для выхода точно на остров Вознесения.

Возможно, объяснение это чересчур сложно, но, может быть, и слишком примитивно. Ученым до сих пор неизвестно, как именно животные находят верный путь среди огромных морских просторов. Однако все новые и новые данные свидетельствуют о том, что они ориентируются по солнцу и звездам. Доктор Артур Д. Хэзлер (Висконсинский университет) брал белых окуней на нерестилище у берега озера Мендота, что в штате Висконсин, и выпускал их, удалившись настолько, что суши не было видно. В солнечные дни "перемещенные" рыбы плыли прямо в сторону нерестилища. Но в пасмурные дни они двигались беспорядочно, как бы потеряв ориентировку. Для того чтобы следить за перемещениями рыб, Хэзлер и его помощники прикрепили к их спинам поплавки из пластика, которые они добросовестно, хотя и неохотно, буксировали за собой.

Профессор Арчи Карр (справа) и его студент обмеряют и метят зеленую черепаху на отмели Тортугеро
Профессор Арчи Карр (справа) и его студент обмеряют и метят зеленую черепаху на отмели Тортугеро

Посредством аналогичных опытов Хэзлер доказал, что кижуч обладает способностью к ориентировке и чувством времени. Он уверен, что кижуч, как и другие виды лососей, использует эту свою способность при миграции с мест кормежки в устья рек для нереста. Некоторые кижучи проплывают почти 3000 километров от залива Аляска, где находятся их места кормежки, до родных-рек в северо-западных районах США. Их родичи - кета, горбуша, нерка, - родина которых Вашингтон, Британская Колумбия, Аляска, Япония и Сибирь, проделывают путь в 5500 километров (в оба конца), добираясь до центральной части Алеутских островов, где расположены районы кормежки. Одна чавыча, помеченная у острова Адак, проплыла 4600 километров, пробираясь к своему нерестилищу, расположенному в бассейне реки Колумбия, и поднялась до самой Лососевой реки, что находится далеко от моря, в штате Айдахо.

Некоторые виды лососей с наступлением темноты замедляют ход, а то и вовсе останавливаются. Другие, судя по наблюдениям, продолжают двигаться и ночью. Логично заключить, что при этом они ориентируются по звездам. Как и черепахи, лососи, должно быть, умеют каким-то образом компенсировать воздействие течений. Хэзлер полагает, что известную роль тут играет высота солнца над горизонтом, а возможно, и температура воды.


Меченые тунцы

...

Флоридские рыбаки не раз с изумлением замечали черепах, буксирующих плотики с привязанными к ним яркими шарами или снабженных небольшими радиопередатчиками, которые начинают работать, как только черепаха всплывает, чтобы набрать в легкие воздух. С помощью таких устройств Арчи Карр надеется уточнить маршруты зеленых черепах, плывущих к острову Вознесения. Он предполагает установить на вершине Зеленой горы следящую антенну для приема сигналов от передатчиков, установленных на спинах черепах. Карр выдвинул также предположение, что "слежение за черепахами, движущимися к острову Вознесения, с помощью искусственных спутников вполне может оказаться самым эффективным способом изучения их маршрутов". Сигналы, посылаемые этими передатчиками, могли бы приниматься спутниками, летящими на высоте сотни миль, и ретранслироваться на контрольные станции, где велась бы точная прокладка путей передвижения этих животных.

Карр не считает, что черепахи и другие мигрирующие животные ставят перед собой какую-то цель во время передвижения. Лосось не говорит себе: "Отправлюсь-ка я через несколько недель на старое нерестилище. Не худо бы снова повидать родные места". Скорее температурные изменения или увеличение продолжительности дня, воздействуя на железы животных, заставляет их вырабатывать гормоны, и инстинкт повелевает им отправиться в странствие. Одни животные удаляются от берега всего на несколько миль или движутся вдоль него, другие пересекают океаны или плывут из тропиков в полярные воды. Во время своего движения они реагируют на характерные особенности среды и бессознательно руководствуются какими-то признаками, по которым многие поколения их предков добирались до определенных участков.

Гипотеза, согласно которой мигрирующие животные ориентируются по небу, является предметом ожесточенных споров. Однако использовать небесные ориентиры они должны непременно. "Немыслимо, чтобы борющиеся за свое существование обитатели Земли могли упустить возможность увеличить свои шансы на успех - возможность, которую представляют собой звезды", - утверждает Карр и выдвигает предположение, что животные ориентируются, следя за всем небом, за каждой его частью, регулярно изменяющейся в зависимости от времени и места. В ясную ночь черепаха, кит, птица или рыба, возможно, обнаруживают, что находятся не там, где нужно, увидев непривычное, неожиданное расположение созвездий на небе. Вероятно, животное и направляется именно в ту сторону, где находит знакомые созвездия. А может, оно двигается в различных направлениях, пытаясь отыскать такое положение, которое больше всего его устраивает, до тех пор, пока небеса у него над головой не станут похожи на небеса, запечатленные в его памяти.



Источник:
Кроми У. 'Обитатели бездны' - Ленинград: Гидрометеорологическое издательство, 1971 - с.343