Отряд черепах (отрывок из книги)

Степная черепаха (Testudo horsfleldi Gray), по-узбекски таш-паха, по-киргизски тостаган-бака. В степях, имеющих характер пустыни, мы постоянно встречаем еще одно пре­смыкающееся—степную черепаху. Она хорошо известна каждому туркестанцу, ее видел всякий. Мы не станем поэтому описывать ее на­ружный вид. Да и смешать ее не с кем: в степях и пустынях Тур­кестана одна только эта черепаха и есть. Водится она по всему Тур­кестану. Нет здесь места, где ее не было бы. Она не разбирает, гли­нистая ли будет пустыня, или песчаная, встречается и в культурной полосе, забирается довольно высоко и в горы. В пустыне она попа­дается даже в самом центре се, где на сотни верст не встретить ни капли воды. Ясно, что таш-паха, как настоящее животное пустыни, в воде и не нуждается. Ей довольно той воды, которую растения пустыни достают своими корнями. Поедая эти растения, степная че­репаха вместе с ними вводит в себя, очевидно, достаточное количе­ство воды. Больше ей не надо. И не у одной черепахи, а и у дру­гих пустынных животных встречаемся мы с этим. И не только без воды, также и без пищи может таш-паха оставаться очень долго. Живучесть ее при этом прямо поразительна. Можно- черепаху пора­нить: отрубить ей ногу, расколоть череп, она все же остается жить.

На пищу наша черепаха неприхот­лива. Да и нельзя ей быть прихотли­вой. Ведь там, где она живет, в пусты­нях, безводных рав­нинах как песчаных, так главным обра­зом, и в лессовых не­чем особенно пожи­виться. Растения степи служат ей пи­щей. Она приподни­мается на передних ногах, насколько мо­жет это сделать, вытягивает шею и голову, и откусывает листья и стебли. Но зубов у нее нет. Вместо зубов ей служат челюсти, одетые роговым чехлом. Ими она откусы­вает, как ножницами. В неволе она отлично ест яблоки, салат, капу­сту. Совершенно напрасно некоторые думают, что она хищница. На­оборот, эго—образцовая постница. Чем теплее, тем больше ест чере­паха. В жаркие дни она может полдня сидеть под кустом, непре­рывно питаясь листьями.

Рано весною степные черепахи выходят из своих нор и начи­нают бродить, подкрепляя себя пищей. В Закаспийской области это бывает уже в конце февраля, возле Ташкента позднее, в марте. Ме­стами черепах в это время масса, вся равнина бывает покрыта ими. Особенно много бывает их в Голодной степи. Когда в мае едешь там на телеге, то поминутно давишь их колесами. Кажется, что вся степь, покрытая в это время сочной травой, движется. Откормившись и на­бравшись сил, черепахи начинают спариваться. Это самое деятельное время в их жизни. Самцы немного меньше самок и легко узнаются по тому, что на задней половине нижнего шита у них существует вогнутость. Целыми днями беспрерывно ползут они по равнине, оты­скивая самок. Почти под каждым кустом можно в это время найти парочку черепах. Самцы дерутся втроем и вчетвером из-за самки, теснятся, толкаются, взбираются друг на друга с пыхтеньем и шу­мом, сваливаются, опрокидываются. В этом положении они довольно беспомощны. Долго барахтается перевернувшаяся черепаха, пока не найдет ногой точку опоры. Тогда она может перевернуться. Недели две тянется это брачное время. Затем самки выбирают укромные места на солнечном припеке, своими сильными лапами с крепкими когтями разрывают неглубоко песок, откладывают от трех до пяти яиц, закругленных с обеих сторон и покрытых известковой скорлу­пой, и забрасывают их песком. Сделавши все это, черепаха-мать остав­ляет яйца на произвол судьбы, не обнаруживая больше никаких ма­теринских забот. Яйца прогреваются солнцем. Под влиянием тепла в них начинается развитие зародыша. Сами же черепахи вскоре, с наступлением самого жаркого времени (с середины мая), начинают за­рываться в землю, впадая в оцепенение. В середине лета попадаются лишь отдельные черепахи. Таким образом, мы видим здесь то же са­мое явление летней спячки, что у желтого суслика.

Черепаха степная

В конце июня, приблизительно (не везде в одно время), из яиц выходят молодые черепашки. Они вполне походят на взрослых и уже одеты роговыми щитками, правда, еще мягкими сначала. Растут они, очень медленно. К весне будущего года они вырастают лишь до ве­личины в полтора—два вершка. Молодые черепашки подвергаются массе опасностей. Они поедаются хищниками пустыни: волками и ли­сицами, их клюют вороны, массами попадают они в желудок хищного и прожорливого варана или касаля. И когда наступит зима, которая как известно, и в Туркестане бывает иногда весьма суровой и мо­розной, то масса молодых черепашек гибнет от мороза. Лишь мало- по-малу, вырастая, становится черепаха лучше защищенной от вра­гов и холода. Многие черепахи, вероятно, доживают до глубокой старости.

Имеет ли степная черепаха какое-нибудь значение для человека? Ближайшая родственница нашей степной черепахи—„греческая чере­паха-—съедобна. В Италии мясо ее постоянно доставляется на рынок; в Ленинграде она продается в гастрономических магазинах; особенно славится суп из черепахи. Уж по одному этому можно было бы ду­мать, что и наша черепаха съедобна. Но мы можем не только пред­полагать это; мы это знаем по опыту. Военнопленные венгерцы в Голодной степи постоянно варили черепах. Съели всех почти чере­пах в окружности лагеря. В былое время степных черепах вагонами отправляли за границу. Суп из черепахи похож на куриный бульон, очень жирный. Особенно вкусна большая печень. Яйца черепахи так­же очень вкусны и питательны, ибо содержат много жира.

Но черепахи приносит и вред, иногда значительный. Прежде всего, черепахи, когда приходит время зарываться, обычно ползут до тех пор, пока не встретят откоса, на который они тогда караб­каются и в котором закапываются. Этим путем они портят железно­дорожные насыпи, этим путем они создают прорывы в оросительной системе, протачивая окружающие арыки насыпи (например, в Голод­ной степи)... Наконец, черепахи, как травоядные формы, могут поедать всходы хлопка, пшеницы, саксаула и т. д.

Распространена наша черепаха от киргизских степей до Закаспия и Афганистана на юге и до Алтая на востоке.

В во­дах Закаспия встречается еще водяная чере­паха (Emys orbi­cularis (Linn), а у Аральского моря - Emys orbicularis aralensis (Zar).

Черепаха болотная